Мздоимство и лихоимство, значение и отличия

Лихоимство – что это за грех в православии: каково значение слова и кто такой лихоимец

Практически каждому православному человеку известны заповеди Ветхого Завета, которые являются частью канона и требуют соблюдения. Хорошо известна восьмая заповедь, которая гласит: «не кради». На самом деле, понимание этого простого предписания требует глубины, к примеру, лихоимство — что это за грех и каким образом он связан с заповедью.

Значение слова

Изначально этот термин восходит к айхке (айхка) или лихве, то есть взиманию процентов от займа, взятки, вымогательство.

Значение слова «лихоимство» — стремление получать богатство не совсем благовидными методами, к примеру, стремится вымогать взятки или зарабатывать не своим трудом.

Пожалуй, именно как заработок не своим трудом следует, в основном, понимать этот грех, а остальные примеры являются просто частными вариантами этого общего вектора.

Многие часто объединяют мздоимство и лихоимство, но эти термины являются немного разными. Первый исходит от слова «мзда», то есть получение оплаты, взятки за собственную работу или положение. Кто взимает мзду, наживается на собственном положении, тот требует сверх меры за свою работу или положение.

В отличие от этого лихоимец стремится получать финансовые ресурсы, вообще ничего не делая. Такой человек не считает нужным трудиться и, по сути, хочет присваивать себе чужой труд и имущество.

Если рассмотреть оба эти термина более подробно и поразмыслить над ними, то становится понятно, что каждый фактически является частным вариантом кражи, то есть нарушением заповеди. Тем не менее, не следует воспринимать слово «мздоимство» как синоним.

На самом деле, эти понятия различаются, они просто относятся к крупной категории греха, являясь частными вариантами такового.

Конечно, понимание этих различий является в некоторой степени тонкостью, но разбираться в этом полезно, ведь искоренение грехов и соблюдение заповедей требует чуткости и некоторой строгости, нужно обращать внимание на детали.

Особенности лихоимца

Если типичному современному человеку описывать значение слова лихоимство, то нередко оно не будет выглядеть для обывателя как нечто греховное. Такое поведение сейчас зачастую является распространенным и для некоторых даже своеобразным идеалом, к которому следует стремиться.

Ведь каковы цели лихоимца:

  • получать деньги, ничего не делая;
  • от других людей получать деньги, невзирая ни на что;
  • использовать любые варианты извлечения выгоды;
  • способствовать своему благополучию практически любыми методами.

Таким образом, такой человек отвергает праведный труд, стремиться ничего не делать, не приносить другим пользу, но наоборот только извлекать из других пользу, причем фактически в ущерб другим.

Итогом может стать какое-то сиюминутное обогащение, но такой грех в итоге приводит к негативным изменениям личности:

  • развивается корысть;
  • душа чрезмерно пребывает в неге, а равно и тело;
  • появляются ложные воззрения;
  • утрачивается вера.

Сейчас лихоимство в православии порицается довольно строго.

Есть много примеров, которые подпадают под этот грех, но многими считаются нормой:

  • получение взяток;
  • азартные игры;
  • кредитование под проценты;
  • тунеядство;
  • спекуляции;
  • подделка и использование документов;
  • скупка краденого.

Отказ от этого поведения многими может считаться странным, но в действительности, есть культуры и сообщества, которые спокойно избегают этого греха. Например, в исламе выдача денег под проценты запрещена шариатом, и такая практика отсутствует вообще в некоторых странах и между мусульманами по всему миру.

Эти люди просто не воспринимают и не понимают возможности давать кому-то деньги в рост, то есть под проценты. Современному человеку трудно бывает избавиться от лихоимства под давлением общества, сложившегося уклада и привычек.

К слову, на Руси на протяжении существенного периода кредитование под проценты тоже не существовало (об этом может рассказать Википедия и другие доступные источники), однако, такая практика была завезена из других стран, в частности, рыцарскими орденами и представителями ближневосточных стран.

Также спекуляция или скупка краденого, сомнительного имущества тоже не являются нормальной практикой для православных. Подобного поведения при желании легко избежать, хотя оно зачастую и является нормой в современном мире.

Польза отказа от греха

Согласно предписаниям праведников, святым писаниям, праведный труд является неотъемлемой частью нашей жизни. Даже святые старцы, которые много времени проводили в духовном делании, тоже трудились, чтобы обеспечить себя.

Более того, они специально утомляли плоть и занимали собственный разум, всегда стремились к труду и какой-то полезной работе.

Современное общество может развращать и настраивать на отсутствие полезного и праведного труда.

Тем не менее, если знать лихоимство — что это за грех и как он проявляется, то не составит труда скорректировать некоторые собственные помыслы и поведение с пользой для души.

Чтобы отказаться от греховного помысла, следует выбрать для себя подходящее занятие, которое приносит нормальный заработок и не противоречит постулатам веры.

Помимо этого, не следует искать дополнительных сомнительных источников дохода, к примеру, спекулировать чем-то или играть в лотерею. Нужно осознавать практически полное равенство между лихоимством и кражей чужого имущества, не уподобляться грешникам.

Источник: https://religiya.guru/osnovy-religii/znachenie-slova-lihoimstvo-i-chto-eto-za-greh-v-pravoslavii.html

Мшелоимство: что это за грех в православии и молитва для искупления

Большинство неверующих знает о смертных грехах, но мало кто понимает то, что существует ряд не менее серьёзных проступков, за которые грешники понесут наказание. Эти действия пагубно отражаются на жизни их совершивших и оказывают негативное воздействие на окружающих их людей.

Среди таких поступков выделяют мшелоимство, скверноприбытчество и лихоимство. Эти три понятия часто путают между собой, но многие совершают это, даже не задумываясь о последствиях. Необходимо разобраться в этих грехах и научиться сдерживать себя для того, чтобы сохранить душу чистой и не подвергнуться душевным мукам.

Мшелоимство, скверноприбытчество и лихоимство

Мшелоимство: что это за грез? Это понятие означает корыстолюбие, взяточничество и вымогательство. Этот грех присущ не только обеспеченным людям, но и беднякам, которые стремятся накопить как можно больше вещей на чёрный день.

Слово происходить от прилагательного «замшелый» — поросший плесенью и мхом. Большинство вещей, которые накапливаются алчными людьми, пропадают и покрываются мхом.

А жадность, способствующая такому поведению, является одним из семи смертных грехов.

Что такое мшелоимство и скверноприбытчество? Если мшелоимство — это корыстолюбие и страсть к накоплению ненужных вещей, то скверноприбытчество — это получение прибыли неправедным путём.

К этому относят обвес, обмер, обман и заработок, основанные на разжигании других грехов и пагубных страстей.

Сюда относятся подделки документов, приобретение краденых вещей за низкую цену, получение прибыли за работу, которая не была выполнена.

Под лихоимством понимают получение прибыли путём нарушения справедливости и наживания на проблемах окружающих. Присвоение плодов чужой работы, завышенные цены на дефицитные товары, обременение должников повышением процентов на заимствованную сумму — все это подразумевается под понятием лихоимства.

Позиция православия

Человек в погоне за прибылью часто забывает о справедливости, любви к ближним и заповедях, которые нельзя нарушать. Смертных грехов всего семь, но наказание может последовать и за другие проступки, которые осознанно совершаются людьми.

Несмотря на то, что вред от смертных проступков наносит небольшой вред самому грешнику, церковь осуждает их. Что такое грех мшелоимства в православии? Это проступок, который вредит не только окружающим, но и тому, кто его совершает.

В некоторых случаях мшелоимство является патологической проблемой.

Страсть к приобретению и накоплению новых вещей, их обмену не поощряется священнослужителями, так как является последствием алчности и корыстолюбия.

Те, кто страдает от подобного недуга, испытывают страх потерять накопленные предметы. Их собирают, коллекционируют, прячут. Люди, поддавшиеся мшелоимству, никогда не совершат следующих действий:

  • не продадут ненужные вещи;
  • не станут дарить их близким и друзьям;
  • не будут их даже использовать по назначению, так как от этого предмет станет непригодным.

Грешники не только самостоятельно приобретают или обменивают вещи, но и получают их в виде взяток.

После это заказывают специальные шкафы, стеллажи, полки и сейфы для их хранения, прячут их от глаз окружающих.

Обычно происходит коллекционирование предметов одного назначения — оружия, посуды, игрушек, часов, чучел животных. Годами все это покрывается пылью, ведь не может быть в полной мере использовано.

Церковь одобряет использование каждого предмета по его прямому назначению. Мшелоимство, в свою очередь, этого не подразумевает. Нарушение этого порядка приравнивается к игнорированию библейских заповедей.

Хранение и коллекционирование вещей, которые были куплены, подарены или найдены, таится под понятием мшелоимства.

Значение слова происходит от термина «мшел» — мох, ведь неиспользованные вещи покрываются пылью и мхом.

Церковь говорит о том, что каждая вещь должна приобретаться только по необходимости, а не для удовлетворения патологических греховных наклонностей. Одна из заповедей запрещает создавать себе кумиров, а храня вещь и поклоняясь ей, человек делает из неё идола.

Борьба с грехом

Мшелоимство — что это за грех и как с ним бороться? Сначала нужно признать для самого себя греховность своих поступков и необходимость избавиться от подобной страсти. Борьба с грехом заключается в следующем:

  • необходимо провести генеральную уборку в местах хранения накопленных вещей;
  • действительно ненужные вещи, которые хранятся в помещениях только в качестве аксессуаров, лучше выбросить;
  • предметы, которые ещё можно использовать, необходимо отдать нуждающимся — отвезти в детские дома или подарить инвалидам, престарелым, пожертвовать церкви.

Искупить грех можно только при полном осознании и раскаянии в содеянном. Грешник должен сам себе дать зарок о последующем приобретении любого предмета только в случае крайней нужды. Каждый вечер для искупления своей вины нужно читать молитву:

«Исповедую Богу моему и Творцу, Святой Троице — Отцу, сыну и Святому Духу, грехи свои, совершённые за всю жизнь в делах, мыслях, мечтах.

Пьянство, уныние, праздность, ревность, гнев, зависть, алчность, клевета, осуждение, небрежность, объедание, мшелоимство, злопамятность, сквернословие, ненависть, лихоимство и другие грехи, коими прогневил я Тебя, о коих жалею я, прости мне, господи Боже мой! Помоги мне, Господи, со слезами молю Тебя, прости мои прегрешения, избави меня от них. Аминь».

Церковь требует от своих прихожан не создавать себе идолов, приобретать и использовать каждую вещь только по нужде, не нарушать заповеди библейские и держать свою душу чистой и безгрешной.

Источник: https://molitva.guru/interesno-znat/msheloimstvo-chto-eto-za-greh-v-pravoslavii-i-molitva-dlya-iskupleniya.html

Священник Димитрий Шишкин. Лихоимство / Православие.Ru

В последнее время по стране одна за другой проходят волны арестов, и даже уже суды состоялись по некоторым делам и в заключении находятся люди, наделенные в недавнем прошлом столь высокими чинами и званиями, что и представить себе нельзя было, чтобы они оказались в таком положении. Но вот оказались.

И причина их пребывания в местах не столь отдаленных одна – пресловутая коррупция, или взяточничество, или, говоря церковным языком, лихоимство, когда человек стремится к приобретению материальных благ ненасытно и с жадностью, увлекаясь настолько, что нарушение законов Божественных и гражданских входит у него в порочную привычку.

    

Что же это за явление такое – лихоимство?

Здесь надо сразу оговориться, что понятие это более широкое, чем, например, коррупция, и предполагает всякое неправедное, хищное приобретение, всякую невоздержанность в стяжательстве земных благ и удовольствий.

И вот эта невоздержанность и жадность к стяжательству, как любая страсть, разрастаясь в человеке, со временем совершенно овладевает им и влечет его к погибели, хотя бы сам человек этого уже не осознавал и не чувствовал.

Страсть доводит человека до своего рода помешательства, безумия, когда человек живет, мыслит и действует в состоянии одержимости, да и смотрит на мир глазами страсти, так что жизнь предстает перед ним в искаженном и больном, горячечном виде.

В чем же «безумие» этой страсти? Да в том, что человеку совсем не много ведь надо для доброй и радостной жизни. Чтобы был у него дом, любящая жена, дети, любимая работа, а главное – «вера, действующая любовью» (Гал. 5: 6), как говорит апостол Павел о главном в христианской жизни.

А хищничество и воровство и наглость, жадность и многие другие духовные язвы, сопутствующие страсти любостяжания, постепенно, но неуклонно разрушают жизнь человека, какой бы представительной и успешной она ни казалась. Потому что, по слову Спасителя, «жизнь человека не зависит от изобилия его имения» (Лк. 12: 15).

То есть подлинное качество жизни, ее полнота, чистота и достоинство приобретаются дорогой ценой, но это не цена любостяжания, а цена жертвенной любви. И вот именно вера, действующая любовью, призвана помочь человеку в противостоянии губительным страстям.

Даже если начатки тех или иных страстей присутствуют в человеке (а они присутствуют обязательно), то человек, живущий верою и любовью, сдерживает в себе сознательно действие этих страстей, борется с ними и всемерно стремится к их совершенному искоренению. В этом во многом и состоит труд и борьба христианской жизни.

    

Читайте также:  Акафист киприану, читать акафист киприану и иустинье

И если человек в силу своего социального положения, воспитания, характера и способностей относится, условно говоря, к роду князей человеческих, то есть способен к управлению, руководству, имеет административные и хозяйственные способности, он, скорее всего, достигнет определенного преуспеяния и станет, как у нас говорят, состоятельным.

И в этом еще нет греха, потому что все люди разные и у каждого свой крест и свои способности и обязанности перед Богом и людьми. Так вот обязанности людей высокопоставленных, сильных мира сего состоят в том, чтобы по совести служить Богу и людям и заботиться прежде всего об этом, а не о бесконечном умножении личного имущества.

Как и псалмопевец Давид говорил об этом: «Богатство аще течет, не прилагайте сердца» (Пс. 61: 11). То есть если в силу своего положения и рода деятельности к человеку действительно «течет богатство», то он должен знать свою меру необходимого, а остальное разумно и рачительно употреблять на радость людям и на пользу Отечеству.

А это возможно только при правильном настроении сердца, когда человек понимает, что «богатство текущее» принадлежит не ему, а Богу, Который только вверяет его этому человеку как распорядителю. А каким он окажется распорядителем – мудрым или глупым, – зависит от того, насколько ему присуща добрая вера, действующая любовью.

Потому что как может позволить себе человек утопать в роскоши, когда вокруг него столько нищеты и горя?! Как человек может позволить себе воровать, обманывать и требовать мзды, если он в совести своей «ходит пред Богом»?! Как человек может брать взятки, если он знает, что настоящая и чистейшая радость приобретается только тогда, когда мы делимся с ближними, отдаем ради Христа не только то, что «сверх нашего», но если надо, то и свое кровное.

Можно даже сказать, что главная причина всех тех несчастий и бед, в которые впали знатные люди, о которых мы говорим, – это отсутствие опытного знания того, что есть настоящее благо, а что есть его подмена. Ибо всякий грех и всякая страсть есть подмена подлинной радости и действительного смысла.

Впрочем, и верующие падают, и добродетельные согрешают, что еще и еще раз заставляет нас говорить о необходимости бодрствовать и молиться, то есть быть предельно внимательными к побудительным мотивам своей внутренней жизни, сверять их строго с евангельской правдой, противостоять своим злым устремлениям и умолять Бога об утверждении в истинном благе.

Ну, сановных мужей оставим в покое, помолимся за них, чтобы Господь привел их к познанию истины и открыл им путь к той действительной радости и благу, которые не отнимутся уже у человека и заменить которые ничем не возможно. Но вспомним и о себе. А именно вот о чем хочется сказать.

Как грустно видеть, когда и в печати, и в иных средствах массовых коммуникаций по поводу всех названных «обличений» и «разоблачений» и наказаний вместо горького сострадания и самоукорения поднимается волна какого-то постыдного и злорадного улюлюкания.

Дорогие, а разве сами мы чисты перед Богом? Разве в нас не действуют те же самые, но, может быть, менее заметные другим и в силу нашего положения менее ярко проявляющие себя страсти? Да и не только лихоимства и стяжательства, но и множества иных страстей, не менее губительных и преступных с точки зрения закона Божиего? И пьянство, и блуд, и озлобленность, и та же хищность и жадность, и лукавство, и обман, и корысть, и безверие… Разве этого всего нет у нас, как говорят, «простых обывателей»? Да сколько угодно и на каждом шагу! Но мы с каким-то странным упоением и даже восторгом, оставив «своих мертвецов», то есть перестав оплакивать свои грехи, пороки и страсти, пускаемся в шельмование и осмеяние людей, падших, в отличие от нас, в публичном, так сказать, пространстве, потому что страсть овладела ими и довела до явного краха. Но послушайте, разве сегодня-завтра и с каждым из нас, пусть даже в меру нашего маленького положения, не может случиться то же самое? Да не только может, но и случится обязательно, потому что всякий мнящий себя судией, не видящий и не оплакивающий своих грехов, да еще и насмехающийся над падшими непременно и сам должен будет претерпеть и позор, и унижение, и стыд, по слову Господа: «Всякий возвышающий сам себя унижен будет» (Лк. 14: 11). Так что оставим это опасное и душевредное занятие – перемывание чужих костей, тем более что мы еще мало что знаем и понимаем в действительных обстоятельствах тех или иных дел, а только следуем за голосом падких на сенсации средств массовой информации.

    

Здесь уместно вспомнить о «железном правиле» святых отцов: осуди грех, а человека пожалей. Несомненно, борьба с коррупцией на государственном уровне должна продолжаться.

Но важно, чтобы эту действительно необходимую и важную борьбу мы осознали не как сведение счетов с «зажравшимися хапугами», а как нашу общую беду духовного и нравственного оскудения.

Потому что чиновников этих к нам не забросили извне тайно, как отряд диверсантов, а они выросли в нашем Отечестве, уязвленном и ураненном прежним безбожием и нынешней вседозволенностью, ложным пониманием свободы и блага. И исправляться нам нужно всем вместе, в общем осознании своей вины и личного вклада в созидание или разрушение доброй жизни.

Но вот еще о чем хочется сказать. Помолившись о вразумлении и исправлении падших, поплакав и о своих грехах, вспомним о том, что в наших силах позаботиться и о предупреждении в будущем таких падений и катастроф.

А именно: наш долг проповедовать, благовествовать и учить детей и юношество, в том числе и тех, кто завтра придет к власти и будет так или иначе распоряжаться несметными богатствами страны и народа. Учить их тому, что нет иной высшей радости в жизни, чем «праведность и мир и радость во Святом Духе» (Рим.

14: 17), что и называется у нас Царствием Небесным. Под праведностью мы здесь разумеем жизнь, согласную с Богом, под миром – особое состояние души, проистекающее из этой жизни, а под радостью – ясное осознание причастности Духу Святому, рождающееся в покаянии и терпеливом созидании добра.

И этот принцип, утверждаемый с детства в душе как камень краеугольный, позволит нам со временем и во власти увидеть людей достойных, ответственных, милосердных и сострадательных. Тех, которых можно назвать князьями разумными и боголюбивыми.

И если мы хотим, чтобы пришло со временем поколение таких добрых правителей и распорядителей, то мы должны уже сейчас сами стараться жить по совести, борясь со своими страстями и в меру сил исполняя заповеди Божии, и учить этому наших детей. Говорить им об элементарных, но необходимых правилах духовной безопасности.

О разрушительной и губительной силе страстей, о необходимости сознательной борьбы с ними, о высшем призвании человека, об утверждении и возрастании в добродетели. Вот и основание нашего общего будущего, а любое другое основание зыбко, как песок, и чревато многими падениями и катастрофами, потому что правда человеческая суетна и переменчива, а правда Божия пребывает вовек.

Источник: http://www.pravoslavie.ru/98817.html

Лихоимство

01.07.2013 by petr8512

(Просмотров 92 всего, 1 сегодня)

 Глаза золотом запорошат — ничего не увидишь.

  Пословица

         Лихоимство как качество личности – склонность проявлять страсть, состоящую в получении выгоды от затруднительного положения другого человека, искажать существо вопроса в интересах просителя, быть подкупным служителем.

        Как-то Петру Первому донесли о живущем в Москве очень изворотливом стряпчем. Он прекрасно знал законы и даже давал за соответствующее вознаграждение консультации московским судьям в особо трудных случаях. Император решил с познакомиться с таким уникумом. Стряпчий так понравился Петру, что тот назначил нового знакомца судьей в Новгород.

Отправляя на место службы судью, Петр сказал, что верит в его безусловную честность. А между тем вскоре до императора дошло, что его ставленник лихоимствует и дела решает соответственно. Петр произвел строгую проверку, убедился в виновности судьи и только после этого призвал его к себе.

— Почему ты нарушил данное мне слово и стал взяточником? — спросил император судью.
— Мне не хватало жалованья, государь, — ответил судья. — И я, чтобы не залезать в долги, стал брать взятки. — Сколько же тебе нужно, чтоб оставаться неподкупным? — поинтересовался Петр. — По крайней мере вдвое против того, сколько получаю теперь.

— Хорошо, — сказал император, — я прощаю тебя. Ты будешь получать втрое против нынешнего. Но если узнаю, что ты принялся за старое, повешу! Судья вернулся в Новгород и несколько лет не брал ни копейки, а потом решил, что император обо всем забыл, и по-прежнему стал принимать подношения.

Узнав о новых прегрешениях судьи, Петр призвал виновного к себе, изобличил и сказал: — Ты не сдержал данного мне, твоему государю, слова, а я сдержу свое слово, данное тебе, моему слуге. И приказал судью повесить.

      «Лихое лихим и называют, а доброе добром поминают», — гласит русская пословица.

В «Православном катехизесе» лихоимство трактуется в контексте «когда под видом некоторого права, а на самом деле с нарушением справедливости и человеколюбия, обращают в свою пользу чужую собственность или чужой труд, или даже самые бедствия ближних, например, когда заимодавцы обременяют должников процентами, когда владельцы изнуряют зависящих от них излишней работой, если во время голода продают хлеб по завышенной цене». В широком смысле «лихоимство» означает вообще любостяжание, жадность, страсть сребролюбия. Святой Феофан Затворник под лихоимством понимал «страсть иметь все больше и больше, от которой умножение стяжаний без разбора средств, чрез обман в сделках и торговле, чрез неправый рост и воровство».

Советую почитать:  Лапидарность Лапидарный

      Как-то Александр Сергеевич Пушкин был в гостях у жены обер-прокурора — а должность эта считалась весьма доходной. Пушкин сидел на кушетке, а возле него лежал огромный кот.

Пушкин гладил его, кот выражал удовольствие мурлыканьем. Наконец хозяйка пристала к Пушкину с просьбой об экспромте. Пушкин, как бы, не слыша хозяйку, обратился к коту: «Кот Васька плут. Кот Васька вор.

Ну, словно обер-прокурор».

     В царской России в уголовном праве бесчинства чиновников зачастую проходили по статье о мздоимстве или лихоимстве. Например, взятка, полученная за совершение действия, входящего в круг обязанностей должностного лица трактовалась как мздоимство.

Взятка за совершение служебного проступка или преступления в сфере служебной деятельности трактовалась как лихоимство. Другими словами, чиновник, выполнявший свои служебные обязанности и выдававший просителю копию подлинного решения суда только после получения взятки — мздоимец.

Чиновник же, выдававший копию решения, в которой существо дело было искажено в интересах взяткодателя — лихоимец.

       Лихоимство в отличие от мздоимства, ограниченного сферой взяток, крутится также в сфере вымогательства. Лихоимец более злостное явление, чем мздоимец. Он грубо вымогает взятку, создает все условия для ее получения, не оставляя взяткодателю практически никакого выбора.

Мздоимец сдается под натиском взяткодателя, его нужно уговаривать, искать подход, чтобы подкупить.

   Знаешь ли ты, Алексеич, — спросил однажды шут Балакирев Петра Первого при многих чиновниках, — какая разница между колесом и стряпчим? — Большая разница, — сказал, засмеявшись, государь, — но ежели ты знаешь какую-нибудь особенную, так скажи, и я ее буду знать… — А вот видишь какая: одно криво, а другое кругло, однако это не диво. А то диво, что они как два братца родные походят друг на друга. — Ты заврался, Балакирев, — сказал император. — Никакого сходства между спряпчим и колесом быть не может! — Есть, дядюшка, и самое большое! — Какое же это? — И то и другое надобно почаще смазывать…

Советую почитать:  Лихость Лихой

      Американец Вайненс, долго не получая разрешения на передачу ему хозяйственной ремонтной части Николаевской железной дороги, решил дать взятку. Дело было летом. Вайненс жил на даче под Петербургом, недалеко от лица, от которого зависела резолюция. Вайненс явился к важному чиновнику с огромным зонтом в руках.

Чиновник удивился, так как была превосходная погода, на небе ни облачка. Вайненс заявил, что ровно через полчаса начнется проливной дождь. Чиновник принялся уверять, что это невозможно. Вайненс все горячился и, наконец, предложил чиновнику пари: сто тысяч. Чиновник понял, что к чему, принял пари и, конечно, выиграл, так как через полчаса с неба не пролилось ни капли.

Читайте также:  Молитва казанской божьей матери - православные иконы и молитвы

Вайненс поспешил уплатить, и остался очень доволен дальнейшими событиями.

       Может показаться странным, но человек иногда может даже не догадываться о своем лихоимстве.  Однажды в Москве подали Петру Первому жалобу на судей-взяточников, и он очень разъярился.

При этом рядом с императором оказался генерал-лейтенант Иван Иванович Бутурлин и, услышав грозные слова Петра, сказал ему: — Ты, государь, гневаешься на взяточников, но ведь пока сам не перестанешь брать взятки, никогда не истребишь этот порок в своих подданных. Твой пример действует на них сильнее всех твоих указов об истреблении взяток.

— Что ты мелешь, Иван?! — возмутился Петр. — Разве я беру взятки? Как ты смеешь возводить на меня такую напраслину? — Не напраслину, а правду, — возразил Бутурлин. — Вот послушай. Только что я с тобой, государь, проезжал через Тверь и остановился переночевать в доме у знакомого купца. А его самого дома не оказалось — был в отъезде. Дома же осталась его жена с детьми.

И случилось, что на день нашего приезда пришлись у купчихи именины и она созвала гостей. Только сели мы за стол, как явился староста из магистрата и сказал, что городской магистрат определил собрать со всех горожан деньги, чтобы утром поднести тебе, государь, подарок, и что по доходам купчихиного мужа надобно ей дать на подарок сто рублей.

А у нее дома таких денег не оказалось, и она старосту просила подождать до утра, когда должен вернуться муж. Однако же староста ждать не мог, потому что ему было велено к ночи собрать все деньги. Тогда я отдал купчихе сто рублей. А она за это от радости упала мне в ноги. Такие вот добровольные подарки тебе, государь, подносят.

Ну и можешь ли ты от подданных требовать, чтоб они не брали ни взяток, ни подарков? — Спасибо тебе, Бутурлин, что вразумил меня, — ответил Петр, и тут же приказал все ранее поднесенные ему подарки возвратить, а впредь категорически воспретил дарить ему что-либо, будь то подношения от частного лица, корпорации или города.

Советую почитать:  Лживость Лживый

Петр Ковалев
Другие статьи автора: https://podskazki.info/karta-statej/

(Просмотров 92 всего, 1 сегодня)

Источник: https://podskazki.info/lixoimstvo/

Что такое мшелоимство, скверноприбытчество и лихоимство в православии

Если у вашей близкой подруги 12 пар обуви, и это для нее «маловато будет», и каждый свой поход в магазин она знаменует новой покупкой, смело можете заподозрить ее в грехе мшелоимства.

Впрочем, по большому счету такому же греху подвержен если не каждый смертный, то каждый второй — точно.

Мшелоимство: что это за грех

Толкование

Значение этого слова можно трактовать двояко.

В первом варианте оно восходит к древнерусскому слову «мшел», означающему «корысть», в иной интерпретации — «вещь», «имущество», и в церковном контексте современного языка его можно перевести как «корыстолюбие».

Вымогательство и взяточничество — из этой же категории. Корыстолюбие классифицируется православной церковью как страсть, причем порочная, греховная, сродни сребролюбию.

Второй вариант более «приземленный». Его нередко ассоциируют с замшелостью, т.е. тем, что поросло мхом, замшело. Это может означать собирательство (чаще бессмысленное) старых, уже никому не нужных — замшелых — вещей, откладывание на всякий случай (как говорится, на черный день) продуктовых запасов.

Ярким образцом мшелоимца является гоголевский Плюшкин, занимавшийся накопительством всякого хлама ради самого этого процесса.

Плюшкин — наглядный пример.

Молитвословы в прежние времена были составлены для монашествующих, и грех этот осуждался тогда, когда монах окружал себя красивыми или ценными вещами, собирая и накапливая их, хотя в обиходе они ему были совершенно не нужны. Не нужны они в таких масштабах и мирянину.

В чем же состоит грех? Ну собирает человек себе шмотки и никого при этом не обижает! А грешно это, с точки зрения церкви, по нескольким причинам.

  • Вещи должны использоваться для той цели, для которой они созданы, а не являться экспонатами «домашнего музея».
  • Приобретение лишних вещей — это уже угода своим слабостям.
  • Создание вещного культа — по сути это сотворение себе кумира, от чего предостерегает Библия.

Копить, хранить, беречь, коллекционировать — для этого ли создаются предметы обихода? Они должны «работать», иначе человек впадет в зависимость от них и, сам того не замечая, станет скупым, жадным.

Разновидностью греха мшелоимства является мздоимство. Что это за грех? Старинное слово «мзда» со вполне нейтральным изначальным значением все чаще употребляется с негативным оттенком, говорящим о продажности, подкупе.

Этот вид мшелоимства со временем также превращается в коллекционирование подобных даров, любование ими и похвальбой перед знакомыми, а нередко и прямым выпрашиванием, если не вымогательством, того или иного предмета вожделения.

Страсть коллекционирования, по большому счету, то же мшелоимство. Человек отдает огромные деньги за какой-то «экспонат», который никто, кроме него, не увидит.

Мшелоимство — это вещизм.

Равным образом ко мшелоимцам можно отнести и заядлых шопоголиков, для которых шопинг — буквально смысл и цель жизни. Такие люди могут накупить столько обновок, что будут не в состоянии даже хотя бы однажды надеть их. И главное, что без них вполне можно обойтись.

Это своего рода идолопоклонство. Как, впрочем, и привычка к старым испытанным вещам (одежде, обуви).

Подводя итог сказанному, сей грех можно определить совершенно современным словом — вещизм. Его значение предельно прозрачно — патологическая любовь к вещам, порабощение ими. В этом случае временное и преходящее наносит ущерб заботе человека о его участи в Вечности.

Можно ли избавиться?

От любого греха при искреннем желании можно избавиться, покаявшись в нем на исповеди. Бороться со мшелоимством необходимо, развивая в себе противоположные добродетели:

  • бескорыстие,
  • забота о благах и дарах духовного плана, а не о тленных вещах,
  • милостыня,
  • милосердие к тем, кто нуждается,
  • нежелание накопительства, приобретения земных богатств, т.е. стяжания,
  • равнодушие к богатству,
  • щедрость.

Это что касается духовной составляющей. «Бытовая» же часть включает в себя умение расставаться с неиспользуемыми вещами, отдавая их тому, кто в этом нуждается.

Не помешает частое планомерное проведение ревизии в доме, в закромах, где могут обнаружиться залежи ненужных вещей или продуктов.

Прежде чем решиться на какую-то очередную покупку, хорошенько взвесьте, так ли уж она вам необходима.

Хочется привести точку зрения иеромонаха Серафима (Калугина), согласно которой, миряне в идеале могут избавиться от этого греха, в прямом смысле отдав последнюю рубашку нуждающемуся. Но поскольку далеко не все к этому морально готовы, то достаточно поделиться хотя бы вещью, которая лежит у вас на полке мертвым грузом, а кому-то она действительно нужна.

Скверноприбытчество

Что означает этот грех? Первая половина слова достаточно «говорящая»: скверно — значит нечто недостойное, «скверное приобретение». Так оно и есть, прибыль можно получать и недостойным способом, путем нечестным и неправедным. К таким относятся:

Надувательство покупателя — это скверноприбытчество.

  • обвес,
  • обмер,
  • обман,
  • обсчет.

Сюда же можно отнести и заработок, полученный в ходе, скажем, игры в карты, в казино, т.е. основанный на использовании человеческих слабостей и страстей, на их разжигании или же удовлетворении.

Скверным приобретением будет и обогащение с использованием своего авторитета, служебного положения, а если это касается церкви, то и священного сана.

Если человек подделывает или использует поддельные документы, включая проездной талон, покупает краденое, это тоже можно назвать словом скверноприбытчество.

Может показаться странным, но того же роду-племени и тунеядство. Почему? Согласно «Православному катехизису», если человек получает плату за то, что не исполняет или исполняет не должным образом и не приносит пользу, таким образом он словно крадет — и плату, и пользу.

Лихоимство

Взятка — это тоже лихоимство.

Это понятие подразумевает греховную страсть, которая заключается в получении своей пользы за счет обездоливания другого человека, пользуясь его затруднительной или безвыходной жизненной ситуацией.

Лихоимцы способны приобретать выгоду, используя чужие труд или собственность, бедственное положение ближнего:

  • назначить высокий процент кредита,
  • загрузить излишними служебными обязанностями за ту же плату,
  • завысить цены на тот или иной товар.

В более широком смысле лихоимство представляет собой элементарную жадность, сребролюбие, жажду обогащения. Св. Феофаном Затворником лихоимство классифицировалось как страсть получать все больше и больше, связанную с неразборчивостью в средствах при заключении торговых сделок, ростовщичеством, воровством, получением взяток.

Чтобы очиститься от этого греха и спастись, надо не только осознать и перестать творить его, но и вернуть полученное неправедным путем обиженному человеку, а если сделать это по каким-то причинам невозможно, просто совершать дела милосердия.

Исповедай грех свой…

Каяться за совершенные грехи надо ежедневно и делать это осознанно, анализируя каждую возникшую ситуацию. Непременно с искренним сокрушением надо исповедать их в Таинстве Покаяния в церкви, чтобы не только покаяться в них, но и получить прощение от Господа.

Приводим вечернюю молитву из «Православного молитвослова», называемую «Исповедание грехов повседневных»:

«Исповедаю Тебе Господу Богу моему и Творцу, во Святей Троице Единому, славимому и покланяемому Отцу, и Сыну, и Святому Духу, вся моя грехи, яже содеях во вся дни живота моего, и на всякий час, и в настоящее время, и в прошедшия дни и нощи, делом, словом, помышлением, объядением, пиянством, тайноядением, празднословием, унынием, леностию, прекословием, непослушанием, оклеветанием, осуждением, небрежением, самолюбием, многостяжанием, хищением, неправдоглаголанием, скверноприбытчеством, мшелоимством, ревнованием, завистию,

гневом, памятозлобием, ненавистию, лихоимством и всеми моими чувствы: зрением, слухом, обонянием, вкусом, осязанием, и прочими моими грехи, душевными вкупе и телесными, имиже Тебе Бога моего и Творца прогневах, и ближняго моего онеправдовах; о сих жалея, винна себе Тебе Богу моему представляю, и имею волю каятися; точию, Господи Боже мой, помози ми, со слезами смиренно молю Тя: прешедшая же согрешения моя милосердием Твоим прости ми, и разреши от всех сих, яже изглаголах пред Тобою, яко Благ и Человеколюбец».

Источник: https://verovat.com/grehi/msheloimstvo.html

Лихоимство и ласкательство

Почему в России XVIII века люди не стеснялись рассказывать в письмах о геморроидальных коликах, как отношения императрицы Елизаветы Петровны с Богом привели к мораторию на смертную казнь и откуда взялось публичное покаяние? «Горький» обсудил с историком Еленой Марасиновой ее новую книгу «„Закон“ и „гражданин“ в России второй половины XVIII века: Очерки истории общественного сознания», вышедшую в издательстве «Новое литературное обозрение».

Как вы начали заниматься историей России XVIII века, каков основной предмет ваших занятий?

Книга, вышедшая в издательстве «Новое литературное обозрение», была подготовлена в рамках моей работы в Институте российской истории РАН в центре изучения русского феодализма. Это моя третья монография — по ней и двум предыдущим можно проследить, как менялось и само время, и основные тенденции в исторической науке.

Моя первая работа была посвящена психологии дворянства, тогда эта тема звучала новаторски. Я начала разрабатывать ее еще в начале 1980-х годов, в период самого консервативного и идеологически малоподвижного социализма. Тем не менее на историческом факультете МГУ была создана целая школа по исследованию дворянского сознания.

Ею руководил академик Леонид Милов. У него была замечательная идея — посмотреть, каким образом сознание дворянства отражалось в различных документах. Для того чтобы понять менталитет человека прошлых эпох, нужно правильно прочитать исторический документ.

В группе Милова сознание русского дворянина рассматривалось по письмам, мемуарам, путешествиям, публицистическим произведениям, художественной литературе. Мне достались как раз письма, поэтому моя первая работа посвящена сознанию дворянства в эпистолярных источниках.

Когда этот этап завершился, у меня возникло ощущение, что в России XVIII века сложилась действенная система социального контроля, направленная на воспитание служилого сословия. Главной доблестью и честью русского дворянина стала «служба государству и отечеству» — такой внутренний императив у целого сословия нелегко воспитать.

Поэтому моя вторая работа была посвящена, пожалуй, одной из самых актуальных тем для русской истории — взаимоотношению власти и личности.

Обычно в исследовательских работах подобного плана ставится проблема «власть и общество», но при таком подходе утрачивается индивидуальное начало, поэтому я сконцентрировала внимание именно на отношениях государства и личности.

А третья книга посвящена и тем, и другим сюжетам — она называется «„Закон” и „гражданин” в России второй половины XVIII века: Очерки истории общественного сознания». В названии обыгрывается главный подход книги — я иду от языка того времени, рассматриваю, что понимали люди XVIII века, причем принадлежащие к разным социальным стратам, под понятиями «закон» и «гражданин». «Закон» отражает взаимоотношения личности и государства, а понятие «гражданин» отражает представление личности о социальной структуре общества, о своем месте и роли в этой структуре. Этому посвящены мои занятия XVIIII веком и три монографии, одна из которых вышла совсем недавно.

То есть cначала вы занимались чем-то в духе школы «Анналов», истории ментальностей, а сейчас движетесь к изучению исторических понятий, как у Райнхарта Козеллека?

Да, в какой-то степени я совмещаю и тот, и другой подходы, хотя в нашей науке сейчас в известной степени доминирует иллюстративный подход.

Пожалуй, отличие моего метода от школы Козеллека заключается в том, что Begriffsgeschichte (история понятий) ставит во главу угла именно исследование содержания понятий, и это ее конечная цель.

А для меня это инструмент, позволяющий отойти от позитивистской описательности, к которой, как правило, сводится изучение XVIII века, и немного по-другому взглянуть на прошлое.

Вы говорите о недостатках позитивистской методологии — а как вы оцениваете труды современных теоретиков типа Мишеля Фуко, используете ли вы их в своей работе?

Я думаю, что «Надзирать и наказывать: Рождение тюрьмы» Мишеля Фуко и вообще направление, которое можно назвать биоисторией — интерес к тому, как человек относился к своему телу, к пространству, как власть манипулирует подданными, — очень важно само по себе, и, кроме того, этими авторами были выработаны важные методологические приемы.

Читайте также:  "и если пойду я долиной смертной тени" псалом 22 давида - православные иконы и молитвы

Безусловно, я внимательно читала Фуко, у него много плодотворных идей. Например, что публичная смертная казнь и даже ее имитация являются формой мести государства преступнику, назидательной и детально разработанной.

Однако иногда у меня возникала мысль, что если бы Фуко знал русский материал XVIII века, то, вероятно, его работы приобрели бы несколько иную тональность. Я сейчас имею в виду использование театрализованной имитации смертной казни и публичного покаяния в качестве наказания за тяжкие преступления.

Русская Церковь не знала публичного покаяния в прямом смысле этого слова, потому что во времена принятия Киевской Русью христианства в Византии уже существовала тайна исповеди.

Но светская власть в XVIII столетии разработала удивительные театрализованные сценарии, смысл которых заключался в духовной казни преступников: зачитывались прегрешения убийц, выносился приговор, затем они шли в Кремль по тому же пути, что идут на эшафот, поворачивали к Успенскому собору, и там происходило их публичное покаяние.

На мой взгляд, биоистория у нас еще не разработана. К примеру, меня всегда поражают письма просвещенных людей XVIII века, совсем не похожие на наши. Екатерина начинала письма Вольтеру или Гримму с невиданных физиологизмов.

Люди подробно описывали, как они пускают кровь, ставят пиявок, что происходит с их организмом без малейшего чувства стыда, которое характерного для современного человека. Громадное количество физиологизмов в письмах дворян XVIII века наводит на мысль, что они исследовали свое тело как какое-то медицинское пособие по образу анатомических театров, введенных Петром.

Геморроидальные колики, кровопускания — любые подробности описывались людям, с которыми автор письма даже не имел родственных отношений.

Расскажите, пожалуйста, о вашей последней работе.

Я исследовала понятия «закон» и «гражданин», не ограничиваясь изучением политического языка — это только инструмент, к которому добавляются и другие методы анализа. Книга состоит из трех глав и посвящена нескольким сюжетам.

Первый сюжет — восприятие русским человеком XVIII века, в том числе и монархами, государственного закона и закона Божьего.

Первая глава книги рассказывает о таком удивительном феномене в русской истории, как отмена смертной казни, совершенно невиданном для Европы — негласный мораторий был введен на двадцать лет в период правления Елизаветы Петровны.

По всей видимости, прав князь Щербатов, который писал, что перед переворотом она просила Спасителя перед иконой, чтобы он помог ей занять родительский престол, и, если это произойдет, пообещала отменить смертную казнь.

Елизавета ни разу не нарушила своей заповеди, несмотря на неодобрение ближайшего окружения и недовольство Сената. В период ее правления использовался и такой удивительный способ наказания, как «политическая смерть». Вместо смертной казни существовала ее театрализованная версия, не подразумевавшая смерти.

Мораторий при Екатерине, защищавшей свою власть, трижды нарушался: во время дела поручика Василия Мировича, пытавшегося освободить несчастного Иоанна Антоновича, с младенчества заточенного в крепость, а также после Чумного бунта в Москве. Екатерина ввела новую форму религиозного, церковного наказания — покаяние, применяющееся через светские суды. Это тоже невиданное явление в русской истории — когда не церковь, а светский суд назначает наказание покаянием (сама эта тенденция возникла еще при Петре).

Далее в книге я попробовала сопоставить понятия «государева воля» и «закон» и пришла к выводу, что совсем не любое решение, не любой каприз и не любое намерение государя, несмотря на его самодержавную власть, становилось законом. Законодательство XVIII века удивительно, оно абсолютно не похоже на наше.

Оно казуально и прецедентно, часто указу предшествует громадная преамбула, которая просто описывает некий случай. Допустим, какие-то офицеры плохо себя вели во время спектакля в Эрмитажном театре и даже разорвали занавес ложи.

Екатерине это было очень обидно, и она издала указ, согласно которому те, кто произведен в офицеры из унтер-офицеров, но не являются потомственными дворянами, не допускались в Эрмитажный театр. Или такой казус: на смотр не могут явиться дворяне, потому что у них нет сапог.

Издается указ — местные канцелярии должны следить, чтобы у дворян были сапоги и все приезжали на сборы. На самом деле Полное собрание законов Российской империи — удивительный набор историй. Таким образом, закон в XVIII веке имел двоякую функцию.

С одной стороны, он был подобием манифеста; с другой — содержал конкретные инструкции, а иногда являлся и просто пожеланием.

Например, законы о том, что казнокрадство и взяточничество, или, как тогда говорили, «лихоимство и ласкательство» — преступное действо, издавались почти каждый год (понятно, что эти указы были серьезным напоминанием). Конечно, проходили суды над взяточниками, но регулярное издание законов одного и того же содержания показывало не только то, что этот порок не истреблялся, но и то, что государство было прекрасно осведомлено об этом.

Последняя часть моей работы посвящена формированию понятия «гражданин» (в русском языке, как и во многих других языках, оно трансформировалось из понятия «горожанин»), означавшего человека, который имеет не только обязательства перед государством, но и определенные права.

Например, Екатерина запретила использовать слово «раб» в прошениях на высочайшее имя и в любых бумагах, поступающих престолу. Нужно сказать, что дворяне неособенно следовали этому и иногда спонтанно ставили подпись «нижайший раб» в своих донесениях.

Но тем не менее так называемые «горизонтальные связи» усиливались в среде русского общества, особенно в его образованной и политически активной части.

Неслучайно воспитатель наследника престола великого князя Павла Петровича канцлер Никита Панин писал: «Где произвол одного есть закон верховный, там прочная общая связь и существовать не может; там есть Государство, но нет Отечества; есть подданные, но нет граждан, нет того политического тела, которого члены соединялись бы узлом взаимных прав и должностей».

Не могли бы вы кратко охарактеризовать эту эпоху, вторую половину XVIII века? Чем она интересна? У неспециалиста представления о том времени расплывчатые, в массовой культуре оно представлено очень условно.

Я думаю, что это была одна из самых благополучных эпох в русской истории, ее благополучие определялось балансом, которого достигла страна к середине и концу XVIII века после петровских реформ. В чем заключался этот баланс? Первое — кооперация между властью и дворянством.

Дворянство к этому периоду уже становится, если можно так сказать, несущей конструкцией общественного здания. При этом оно не идет на очевидный конфликт с властью, который проявится в начале XIX века. Первый поэт России, Гавриил Державин, был статс-секретарем Екатерины.

И среди дворянства формула «служба государю и отечеству» еще не раскололась на понятия службы отечеству и службы государю, которые в XIX веке далеко не всегда совпадали.

Дворянство уже не сословие, обязанное служить, оно получило Манифест о вольности дворянства, Жалованную грамоту, но при этом продолжало работать на благо империи, и это, конечно, сказалось на эффективности политики Екатерины.

В этот период развиваются науки и просвещение, формируется образованное сословие, соответствующее европейскому уровню.

Кроме того, мы можем наблюдать определенную гуманизацию отношений, которая проявлялась в незначительных, на первый взгляд, деталях: Екатерина отказалась от полуимен при обращении к придворным и не позволяла себе, в отличие от Петра I, говорить «Ивашка», «Алексашка». В то время формировалась общественная мысль, и большую роль в этом сыграла сама императрица.

С другой стороны, традиционно считается, что вторая половина столетия была периодом максимального усиления крепостничества, однако мало кто знает о так называемом «экономическом либерализме» Екатерины II, которая позволила крестьянам заниматься неземледельческими промыслами.

Кроме того, в XVIII веке присоединяются новые территории, которые еще не подвергаются жестокой русификации — просто потому, что у власти не хватало на это сил. Период равновесия и баланса был недолгим, он нес в себе зарождающиеся конфликты, но обвал случился уже в XIX веке. Всем этим по-своему привлекают середина и вторая половина XVIII века.

Как изучается этот период? Эпизодически появляются какие-то интересные исследования — например, работы Зорина о рубеже XVIII и XIX веков, но такое ощущение, что в этой сфере нет почти ничего яркого и имеющего значение для неспециалистов.

Возможно, дело в представлении о какой-то удаленности и искусственности, барочности этого периода, напрямую не связанного с сегодняшним днем. Между нами и XVIII веком стоит — помимо ХХ — яркий и более близкий нам по литературе XIX век. Что касается современной науки, занимающейся XVIII столетием, то я бы выделила несколько направлений.

Первое — исследование человека. Поскольку до 1990-х годов крен был больше в экономическую историю, то с началом перестройки особое внимание стали привлекать повседневность и быт, сознание человека. И это очень важное направление.

Речь идет не только о работах Андрея Зорина, выходят, например, сборники истории европеизации личности в XVIII веке.

Нужно отметить семинар по тому же периоду, который действует в Германском историческом институте в Москве, несколько раз в месяц там проходят публичные заседания.

Второе направление — изучение усадебной культуры. Усадьба — феномен прежде всего XVIII — начала XIX веков. Есть Общество изучения русской усадьбы, есть Воронцовское общество, Дашковское общество, где собираются люди, исследующие наследие Екатерины Романовны Дашковой и всего рода Воронцовых. Помимо этого, есть третье направление, изучаются законодательство и реформы XVIII века.

Почему исследования XVIII века не имеют резонанса? Я думаю, потому, что их авторы не пытаются провести линию между XVIII веком и современностью, хотя прошлое никуда не уходит — наоборот, прорастает в наши дни.

Ученые такой цели не ставят, они несколько замкнуты в своих интересах, но, если этот период сопоставить с современностью, он откроет очень многое. Меня, например, поражает в XVIII веке громадное внимание власти к системе дворянского социального престижа.

Я могу сказать, что сейчас власть не обращает большого внимания на то, что для человека является престижным.

А Пушкин неслучайно говорил: «Пружина чести, наш кумир! // И вот на чем вертится мир!» Как только возникает серьезный зазор между пониманием престижа отдельной личности и интересами общества, начинаются серьезные разногласия — прежде всего между властью и элитами.

В XVIII веке власти удавалось удерживать под контролем систему социального престижа дворянина самыми разными путями: авторитетом чина, привилегией «служить Отечеству», данной высшему сословию. Власть поставила дворянство на самую высокую ступень общества именно потому, что это служилое сословие, а не потому, что это сословие помещиков. Каналы социального контроля, манипуляции сознанием, иногда совершенно виртуозные, — чрезвычайно интересный аспект, который может прозвучать очень современно.

Можете ли вы порекомендовать какие-нибудь работы о XVIII веке людям, слабо знакомым с этим материалом?

Тексты XVIII века нельзя разделить на публицистические и литературные в силу жанровой размытости, поэтому литература и общественное сознание тогда были тесно связаны. Очень продуктивно этим временем занимались не только историки, но и литературоведы.

Начну с удивительного эссе Василия Ключевского «Евгений Онегин и его предки», в котором буквально в нескольких штрихах дается психологический портрет дворянства за полтора столетия. Что делал прадед Онегина и как он служил, как его дед уже получал образование, как его отец понимал, что нужно дать образование сыну и т. д.

— и как «хандрил» Онегин, и как потом будет «скучать» Печорин.

В 1930-е годы последовали замечательные публикации литературоведа Григория Гуковского, посвященные литературной дворянской среде, но в тот период все было очень тесно связано: Фонвизин — ближайший друг канцлера Панина и его брата Петра Панина (исследование Гуковского «Дворянская фронда в литературе 1750–1760-х годов»).

Еще мне очень нравится обобщающая работа покойного, к сожалению, английского профессора Исабели де Мадариаги «Россия в эпоху Екатерины Великой», яркого и энциклопедически образованного специалиста по XVIII веку. Интересные работы у Ирины Кулаковой, в частности по визуальной истории и истории Московского университета.

Профессор Московского университета Наталья Вадимовна Козлова недавно издала обширное собрание материалов, посвященных духовным завещаниям дворян, — удивительный источник. Есть сборники, которые выпускаются по результатам конференций Германского исторического института. В целом, я считаю, что русская и зарубежная школы изучения России XVIII века очень мощные. Достаточно сказать, что в Англии есть специальное общество по изучению русского XVIII века, которое проводит каждый год конференции под Лондоном.

Источник: https://gorky.media/context/lihoimstvo-i-laskatelstvo/

Ссылка на основную публикацию