Игумен даниил житие и хождение, поломничество

Житие и хождение игумена Даниила из Русской земли

Игумен Даниил из Русской земли захотел увидеть город Иерусалим и всю Святую землю. Дошёл он до Иерусалима, обошёл землю Галилейскую и решил описать всё, что видел. Он надеялся, что многие, прочитав об этом, потянутся «душею и мыслию» ко святым местам.

Придя в Иерусалим, Даниил шестнадцать месяцев прожил в монастыре святого Саввы. Все свои деньги он отдавал провожатым, которые показывали ему святые места. К счастью, Даниил встретил в лавре некоего старца, который согласился водить его по всей Святой земле.

Игумен ехал в Иерусалим через Царьград. Оттуда его путь лежал в Эфес, где находится гроб Иоанна Богослова, а также мощи семи отроков эфесских и многих других святых.

В стороне, далеко в море — остров Патм, где Иоанн Богослов написал Евангелие. Дорога шла через остров Род, где добывается чёрное благовоние под названием гомфит.

Побывал игумен и на большом острове Крит, где царица Елена поставила кипарисный крест. На этом острове собирают ладан.

Последние вёрсты по дороге к Иерусалиму особенно трудно преодолеть: здесь велика опасность нападения сарацинов. А когда наконец открывается вид на Иерусалим, все христиане льют слёзы радости.

В Иерусалимской церкви Воскресения находится Гроб Господень. Это маленькая пещерка, где лежало тело Иисуса Христа Недалеко оттуда и темница, куда посадили Христа перед казнью, и Голгофа, где его распяли.

В Иерусалиме много мест, которые напоминают о Ветхом Завете: жертвенник Авраама, столп, где пророк Давид написал Псалтирь, дом Урии. Есть там и двор Иуды, который всё стоит пустым, ибо никто не решается там поселиться.

Неподалеку — Овчая купель, где Христос исцелил расслаб­ленного.

Продолжение после рекламы:

В Иерусалиме стоит и церковь Святая Святых. На этом месте Иаков боролся с ангелом и видел во сне лестницу, ведущую на небо. И пророк Давид здесь видел ангела. Старая церковь Святая Святых разрушена, а эта построена начальником сарацинским по имени Амор. Там же, рядом, дом Соломона.

Село Вифания находится за две версты от Иерусалима. В нем Христос воскресил Лазаря. Село Гефсимания тоже близко от Иерусалима. В нём находится гроб Богородицы. Это небольшая пещерка. Над ней была построена церковь, но её разорили мусульмане.

Неподалеку оттуда — пещера, где был предан Христос, и сад, где он молился перед казнью. По дороге оттуда к Елеонской горе находится пещера, где Христос научил апостолов молитве «Отче наш».

С Елеонской горы Христос вознёсся; теперь на этой горе есть как бы каменный круглый двор, посредине — «теремок» без верха, а в нём — тот самый камень, с которого вознёсся Христос.

Сам же Иерусалим — город большой и крепкий. Вокруг него — горы и ущелья. Место это безводное, так что все люди и животные пьют дождевую воду. Хлеба хорошие родятся там без дождя и много полезных деревьев растёт.

Путь от Иерусалима к Иордану «тяжек велми и страшен и безводен». Тут высокие горы и много разбойников. А неподалеку — Содомское море.

На Иордане, на том самом месте, где Иоанн Креститель крестил Христа, построен небольшой алтарь и свод. Вода Иордана мутная и вкусная для питья. Рядом — то место, где Илья-пророк вознёсся в небо на колеснице огненной. Сохранилась пещера Иоанна Крестителя, а также пещера пророка Илии.

Игумену Даниилу удалось трижды побывать на Иордане, в том числе в день великого водоосвящения. В этот день множество народу приходит на Иордан. Все поют молитвы, а в полночь купаются в реке.

Оттуда несколько верст до города Иерихона и горы Гаваонской, которые связаны с именем Иисуса Навина. В той же горе есть пещера, где Христос сорок дней постился.

Брифли бесплатен благодаря рекламе:

От Иерусалима до Феодосиева монастыря шесть вёрст, а оттуда шесть вёрст до монастыря святого Саввы. Лавра эта удивительно устроена. Раньше там протекал глубокий поток с высокими и скалистыми берегами.

Поток обезводел, а на обрывах лепятся монашеские кельи. В лавре много мощей великих святых.

Рядом с лаврой — высокие скалы, где водятся дикие звери, и Содомское море, в котором нет ничего живого, ибо под ним — место мучений.

Вне городской стены — гора Сионская, где был дом Иоанна Богослова, в котором Христос вечерял с учениками. На этом месте построена церковь. В этой же церкви — комната, где преставилась Богородица. Неподалеку дом Каиафин, где Петр отрекся от Христа. Под горой — село Скудельничье, которое купили на полученные за Христа тридцать сребреников.

В шести верстах от Иерусалима — Вифлеем. Там, в пещере, Богородица родила Христа. Над этой пещерой выстроена большая Церковь. Там находятся ясли, в которые положили младенца Христа. Рядом — место, где ангелы благовестили пастухам о Рождестве.

К югу от Вифлеема находятся Хеврон и Мамврийский дуб. Места эти опасны для проезжающих, но у игумена Даниила были хорошие попутчики, и все вместе прошли страшные места благополучно.

Мамврийский дуб красив и раскидист. Под этим дубом обедала Святая Троица, придя к патриарху Аврааму. А Хеврон — это Земля Обетованная. Она очень плодородна. Здесь находится Сугубая пещера. В ней лежат тела ветхозаветных праведников.

Сохранился каменный столп, в который превратилась жена Лота. Столп этот стоит на взгории. А до места, где был Содом, игумен Даниил так и не дошёл. Это место опасно, и оттуда исходит смрад, от которого можно даже заболеть. Вместе со своими попутчиками Даниил вернулся в Иерусалим.

Возле Иерусалима известно место, где Давид убил Голиафа. А к западу от Иерусалима находится дом Захарии, отца Иоанна Крестителя. Полверсты оттуда до той горы, где пряталась Елисавета с младенцем Иоанном, спасаясь от воинов Ирода. Ещё западнее — село Ельмаус, по пути в которое воскресший Христос явился ученикам.

Побывал игумен Даниил и в Капернауме, и на горе Кармильской, где жил Илья-пророк. Оттуда он направился в город Акру, оттуда в Антиохию Великую. Мимо многих городов проплыл он на корабле. Возле города Патары на его корабль напали корсары, захватили всех и ограбили. А дальнейший путь до Царьграда прошёл без происшествий.

Есть дорога от Иерусалима в Галилею, к городу Тивериаде. Путь этот очень тяжёл и страшен, но игумен Даниил преодолел его вместе с войском иерусалимского князя Балдвина, короля крестоносцев, который ехал на войну. Игумен попросил, чтобы Балдвин взял его с собой, и тот охотно согласился. Некогда в этих местах был убит Саул и братья бросили Иосифа в ров.

Воины Балдвина, а с ними и Даниил остановились на ночлег у колодца Иакова. А потом пошли мимо города Васана к верховьям Иордана. В тех местах водится много львов и часты нападения сарацин. Там есть водоём, где купался Христос с учениками. Искупался там и Даниил и его попутчики.

У моста в верховьях Иордана князь Балдвин с воинами остановился пообедать. Потом он пошёл в Дамаск на войну, а Даниил с другими паломниками ходил по святым местам, пока через десять дней Балдвин не вернулся с войны. Паломники купались в Тивериадском море. В этом море водится вкусная рыба, которую любил есть ещё Христос.

В городе Тивериаде Христос совершил множество чудес. На склоне горы известно место, где Христос накормил пять тысяч людей пятью хлебами. Фаворская гора и Назарет находятся западнее Тивериадского моря.

Гора Фавор очень красива На самом верху её — место, где преобразился Христос. Оно обнесено каменной оградой. На этой горе теперь латинский монастырь. Рядом — пещера, где жил святой Мелхиседек.

Погостив в Преобра­женском монастыре, Даниил с прочими паломниками пошёл на запад, к Назарету. Спутников было мало, и все они были безоружны. Но путь они прошли благополучно, хотя и было страшно.

Назарет, где было Благовещение, где много лет прожил Иисус Христос, — маленький городок в горах. Там сохранился гроб Иосифа, обручника Марии. Латиняне устроили церковь над тем местом, где произошло Благовещение.

Из Назарета игумен Даниил со спутниками пошёл в Кану Галилейскую, где Христос превратил воду в вино. Там паломники встретили большой отряд и пошли вместе с ним в Акру. Оттуда же пустились в обратный путь к Иерусалиму.

И во время всех этих путешествий с ними не случилось ничего плохого.

Игумену Даниилу довелось увидеть, как ко Гробу Господню сходит свет небесный. В Великую Пятницу вливают чистого масла во все лампады, которые находятся в Гробе Господнем. Лампады оставляют незажжёнными.

Гроб же Господень закрывают и гасят лампады и свечи во всех храмах. В пятницу же игумен Даниил пошёл к князю Балдзину и попросил разрешения поставить лампаду на святом Гробе от всей русской земли. Князь разрешил. Это было для Даниила великой радостью.

Он поставил лампаду и поклонился святому Гробу.

В Великую Субботу перед церковью всегда собирается множество людей. Внутри церкви находятся одни священники. Когда приходит князь с дружиной, открывают церковные двери, и в большой тесноте, давке люди наполняют церковь. Все не могут войти: многие остаются снаружи. Все молятся, взывают: «Господи, помилуй!» И сам князь Балдвин стоит «со страхом и смирением великим».

Когда князь с дружиной пошёл ко Гробу Господню, он позвал с собой игумена монастыря святого Саввы и братию его. Вместе с ними пошёл и игумен Даниил.

Князь повелел идти игуменам и монахам впереди, а дружине — сзади. Когда подошли к церкви, дружина князя силой проложила путь ко Гробу.

Православные священники стали над Гробом, латиняне — в великом алтаре. В восьмом часу и те и другие начали свою службу.

А в девятом часу на небе появилась туча и небольшой дождь прошёл над святым Гробом. Тогда в пещере воссиял свет. Епископ вошёл туда и зажёг свечу от небесного света и подал князю. От этой свечи все люди в церкви зажгли свои свечи и ликовали, восклицая «Господи, помилуй!». Кроме Даниила, это чудо видели другие новгородцы и киевляне, которые были в Иерусалиме в Пасхальную ночь.

С горящими свечами все пошли домой и зажгли от них лампады в своих церквах.

На следующий день игумен Даниил с игуменом и братиею монастыря святого Саввы опять пошли ко Гробу Господню. Войдя в пещеру, они увидели горящие лампады. Эконом и ключник рассказали, что зажглись только те лампады, которые были поставлены православными.

Через три дня игумен Даниил пошёл взять свою лампаду от Гроба Господня. Ключник дал ему кусочек камня из пещеры.

У Гроба игумен Даниил молился прежде всего о князьях русских, а только потом о себе.

Источник: https://briefly.ru/palomnik/khozhdenie_igumena_daniila/

Описание народов палестины в «житии и хождении даниила русской земли игумена»

Описание народов палестины в «житии и хождении даниила русской земли игумена»

Агамалиев Руслан

класс 6 «Б» Православная гимназия, г. Сургут

Остроушко Мария Адамовна

научный руководитель, педагог высшей категории, учитель истории, гимназия № 2, г. Сургут

Ко святой святыни богу помолитисе,

Ко Господню гробу нам приложитесе,

А во Ердане реки окунатисе

Проблема поклонения Палестины связана с взаимоотношениями местных народов и христианских, а также пребывание последних на Святой земель. Человекаотправившийся на поклонение называли — паломником.

Это понятие произошло от названия дерева — пальма, веточку которой христианин должен был принести на Родину для подтверждения своего пребывания на Святой Земле. Так, паломник — это человек, сознательно выбравший путь в отличие от бродяги.

Он стремится к некоторой цели и символизирует стремление к священному.В словарях есть разные уточнения этого понятия [5, c. 405; 9, с. 193; 1; 4, с. 874; 2, с. 233]:

1.  Тот, кто посещает, посетил святые места:

·  место паломничества — Иерусалим, Святые места, к тем местам, которые считаются Святыми,

·     в разных религиях: христианстве, мусульманстве и др.,

·     цель паломничества — поклонение

2.Путешествие куда-либо многочисленных почитателей, поклонников кого-либо, чего-либо:

·     Путешествие к достопримечательностям,

·     Путешествие к личности,

·     Путешествие в массе или в одиночку.

3.  Описание путешествий паломника.Традиция оставлять описания путешествий впервые по данным словарей и энциклопедий встречается во Франции. Уточнения:

·     В древнерусской литературе — путешествие к Святым местам

·     Журнал «Паломник»

4.  Остальные значения встречаются только по одному разу:

·     Богомолец, калика, бывший на поклонении у гроба Господня.

·     Странствующий богомолец.

·     Участник паломничества

Развитие русского паломничества относится к распространению восточного христианства на Русь. Первым местом поклонения для восточных христиан стали святые места на территории проживания славянских народов — Царьград, Афонова гора.

На Святую Землю паломничество начинается с XI века. В средние века символами пилигрима-путешественника из Западной Европы были посох, чашка или бутыль, широкополая шляпа [2, c. 233].

В древнерусском языке слов паломник, пилигрим не было, вместо него использовали слово — калики перехожие.Первоначально каликами называлистранников-слепцов, поющих духовные стихи.

В Древней Руси слово калика или калека означала — человек много странствовавшего и побывавшего в святых местах. Слово калика произошло от названия обуви средневековых странников (латин. caligae, calicae, греч. καλίγιον) [7, c. 122].

Одним из первых в Палестину около 1061 года прибыл дмитриевский игумен Варлаам. Увеличение числа паломников стало наблюдаться после крестовых походов и создания католических государств на Ближнем Востоке.

Первым паломником, составившим подробное описание своего путешествия, был игумен одного из черниговских монастырей Даниил. Его путевые записки называются «Житие и хождение Даниила Русской земли игумена» [6].

Путешествие игумена Даниила было классическим: оно начиналось с Константинополя и завершилось в этом же городе Византийской империи. Даниил, вероятно, не впервые прибыл в Византию, потому что уже был знаком с правителем и встречался с ним.

Дальше путешествие было направлено в Святую землю через Константинополь, Афонову гору. В источниках и литературе даются разные даты путешествия от 1104 до 1118 гг., но для нас важны само путешествие. (В литературе упоминаются разные даты паломничества игумена Даниила: 1104—1107 гг.; 1115 г.

; 1104—1107 гг.; 1106—1108 гг.;  1106—1108; 1113—1115 гг.)

Предположим, Даниил ходил в Святую землю в период с 1106 по 1108 гг. В Палестине паломник пробыл около 16 месяцев и подробно смог осмотреть святые места. Он со своими спутниками остановился в монастыре Святого Саввы под Иерусалимом. Именно в этой метохии (подворье) находили приют и поддержку русские монахи, странники, «церковные» люди и в более позднее время.

Конечно, главной целью паломничества игумена был Иерусалим и встреча с единоверцами. Православная община размещалась за Иерусалимом в пустынной горной местности. Около полугода Даниил изучал Иерусалим, Вифлеем и их окрестности и потом отправился в путешествие по Святой земле.

Но он не только посещал библейские места, молился, но и неоднократно встречался с местной властью, которая была представлена крестоносцами [6, c. 48].

В Палестине игумен Даниил побывал в разных местностях: Иерихоне, Вифлееме, Галилее, районе Тивериадского моря.

По его словам, он обошел «все святыни» от Яффы до Тивириадского моря и до Фаворы, и до Назарета, и до Хеврона, и до Иордана». В «Хождении» подробно описывается внешний вид поселений, построек, яркая природа Палестины.

Читайте также:  Трубчевская икона божьей матери

Но, главное, во всех списках «Хождения игумена Даниила» упоминаются людей, которых он встретил во время путешествия.

Первую группу довольно большую и пеструю представляют паломники, пилигримы, странники, калики перехожие. При этом русский игумен осторожно говорит о причинах, по которым люди отправились в паломничество. На Руси отношение к паломничеству было неоднозначным.

Желающему совершить дальнюю поездку по Святым местам предстояло получить разрешение духовных властей, иметь материальные средства и желательно найти спутников. Сам Даниил к паломникам относился не очень хорошо — он осуждал тех, кто «возносятся умом своим, яко нечто добро сотворившее, и погубляют мзду труда своего».

Потому что странствие становилось профессией и образом жизни этих людей.

В Иерусалим Даниил прибыл в сопровождении «дружины» или 8 спутников: жителей Киева и Новгорода. Кроме того, на Святой земле он встретил много русских людей — это Седеслав Иванкивич, Городислав Михайлович, два Кашкича, Изяслав Иванович, Городислав Михайлович, и «иных мнози» [6].

Даниил пишет, что паломнические дружины были многонациональны. В Святую землю приходили «все племена и народы» — «бесчисленное множество народа, от всех стран пришельцы и туземцы, и от Вавилона, и от Египта, и от всех конец земли». Поэтому служба в храме Воскресенья проводилась на разных языках.

Христианские паломники, как правило, путешествовали по земле Палестины пешком «ото всюду все пешком идут с радостью великой к городу» Иерусалиму. Но странников ждали серьезные испытания, например, путь от Кузивы до Иордана путь тяжел. «Многие люди задыхаются от зноя и умирают от жажды водной».

Такое большое число религиозных путников позволило Даниилу принять участие в христианских праздниках в Иерусалиме и на Иордане. «Множество народа приходят к воде в этот праздник. (Крещение) Всю ночь здесь раздается пение изрядное, горят многочисленные свечи, а в полночь бывает крещение вод» на Иордане.

Как правило, паломники двигались по Святой земле от одной христианской святыни к другой и везде останавливались в монастырях, которые создавались на библейских местах. Так в монастыре «Добрая обитель» при впадение Иордана в Мертвое море проживало 20 монахов, через 2 версты размещался обитель Иоанна Зластоуста и т. д.

Христианские паломники всегда здесь могли получить кров, еду и возможность отдохнуть. Даниил упоминал, что встретил в Палестине много русских людей, для которых странствие становилось обычаем.

Вторую не менее важную для паломника группу составляли крестоносцы, которые являлись создателями христианских государств на Святой Земле. Они также выступали защитниками странников. Прежде всего, Даниил упоминает правителя Иерусалимского королевства Бодуэна I(1101—1118).

(У короля Иерусалимского царства в исторической литературе встречается несколько похожих имен — Балдуин, Бодуэн, Болдуин). Мы взяли имя, распространенное в исследования по истории Ближнего Востока.Игумен в своих записках оставил описание правителя: «Он хорошо знал меня и очень любил, был он человеком добродетельным, очень скромным, и ничуть не гордился».

Сложно понять сколько раз и зачем Даниил встречался с королем, но к русскому игумену крестоносец относился доброжелательно.

Так, в канун Пасхи Даниил отправился на прием к Иерусалимскому королю. Игумен был похудевшим, спокойным и вел себя достойно, что произвело впечатление на короля.

Даниила одного из первых подозвали к Бодуэну I, чтобы выслушать просьбу: паломник просил, чтобы ему и спутникам разрешили поставить неугасаемую лампадку к святому гробу в храме Гроба Господня. Разрешение было получено, и русский игумен в сопровождении слуги короля отправился к «грозному иконному» и ключнику храма.

С разрешения местной власти русские паломники накануне Пасхи первыми в истории Руси поставили кадило (лампадку) к святому гробу от всей русской земли.

Когда Иерусалимский король отправился в поход на Дамаск, путь его проходил недалеко от Тивериадского озера. Русский паломник и его спутники следовали до Галилеи с отрядом крестоносцев.

Даниил пишет: король «с радостью великой повелел и мне пойти с собой и нарядил меня к свой личной охране». Поэтому переход в Назарет и Святые места в Самарии прошел без страха и потерь через опасные места.

Дойдя до Иордана, Даниил отправился в Галилею в город Тивериаду, в Иерусалим он возвращался с крестоносцами.

Следующий раз король встречался с русским паломником в день Святой Пасхи. Иерусалимский король пригласил Даниила и иерусалимского игумена в Храм Гроба.

Однако толпа была большая, и пришлось разгонять ее войсками. В Храме король велел католическим монахам и православным священникам встать над гробом.

Даниила стоял высоко над самыми дверями гробными, против алтаря, чтобы все было видно [8, c. 271—275].

Третью группу населения, которые упоминались в «Хождении» составляли арабы, проживающих в Палестине. Эти народы практически не упоминались как жители городов. О них путешественник говорит только, когда двигается по Святой Земле вне Иерусалима.

Так, например, путь из Иерусалима в Назарет был «тяжек вельми, и непроходен, и тесен, ту бо погани Сарацины мнози сидят в горах тех (Назаретских) и по полю тому (равнине Эздрелонской) сидят многи селы Срацынские, и те из гор и из сел тех страшных выходят и избивают странных.

Беднож (трудно) минути путем тем в мале дружине, но со многою дружиною без страха мочно проити) [6, c. 103].

В некоторых описаниях Даниил говорит осторожно о повадках местных жителей и тяжелом пути паломника. «Путь от Иерусалима к Иордану через Елеонскую гору, на восток. Путь очень тяжел, страшен и безводен; горы высокие скалистые, на дороге много разбоя, разбивают в горах и дебрях страшных».

Местных жителей он называет «иноверцами» упоминая различные библейские сюжеты, связанные с ними. «На другой стороне реки (Иордан) стоит гора, высокая каменная. Есть крепость большая. В горах нападают сарацины, нет возможности пройти малым группам.

Мне же пришлось путешествовать с доброй дружиной и удалось без ущерба пройти через это страшное место. Тут лежит город Асколон, оттуда нападают иноверцы и многих убивают на этом злом пути» Даниил хотел пройти к Содомскому месту, но возле города «Бейсана живут сарацины сильные, другой веры, и разбойничают на бродах рек».

Помимо сарацин среди местного населения Даниил упоминает фрягов, бедуинов.

Небольшую группу населения в Святой земле составляли евреи иудейского вероисповедания. О них Даниил практически ничего не пишет, кроме того, что он их встретил в районе Самарии.

Особую группу населениясоставляют христиане, проживающее постоянно в Палестине. Даниила пишет как в целом о христианах, так и об отдельных представителях. Первым человеком, которого он встретил в Иерусалиме был мерхадж — христианский монах, знающий многие языки, в том числе местные. Даниил называет его «мужем святым, старым годами и весьма книжный, образованный».

Этот житель Палестины стал спутником русского паломника, выполняя обязанности переводчика и проводника. Он «показал Иерусалим, провел по всей земле до Тивериадского озера, Фавора, Назира, Эль-Халиля, Иордана» и подружился с русскими паломниками. Из православных Даниил встретил в Иерусалиме довольно большую армянскую общину.

Также игумен упоминает сирийцев-копов, которые проживали на окраинах Палестины. В своем путешествии Даниил встретил несколько христианских монахов, живущих отшельниками: на горе Елеонской — «столпник, муж весьма духовен» и «старого, книжного, добродетельного человека, живущего в Галилее лет 30 и в лавре Саввы 20 лет».

Описывая Гроб Господень Даниил отмечал, что недалеко от него в пещере проживали христиане, хорошо знающие здешние места [6].

Кроме крестоносцев, в Палестине игумен общался с «латинянами, франками», которые впоследствии основали в Палестине монашествующие ордена госпитальеров-иоаннитов, доминиканцев.

Важно, что в своем «Хождении» игумен Даниил не делил жителей Палестины по вероисповеданию при описании их быта: «Дождевой водой живут люди и животные в этом городе (Иерусалим)». Отмечает, что в некоторых местах, например, недалеко от монастыря святого Харитона есть село, где живут мусульмане и христиане вместе.

Так, объединителем народов на Ближнем Востоке стала, по мнению Даниила», сама Святая земля. «В церковь Воскресенье приходило бесчисленное множество народа от всех стран, местные жители и пришельцы, от Вавилона и Египта, от всех концов земли собираются множество людей».

Долгое время книга игумена Даниила служила православным паломникам путеводителем, и в ней можно было найти ответы на важные вопросы: как добраться и как вести себя на Святой земле, где остановиться на постой, какой дорогой следовать и с кем общаться безопаснее и т. д.

Даниил говорил о необходимости просвещения русских паломников, чтобы они знали, как и где бывать и не верили рассказам местных греческих монахов [10, c. 244—255].

Список литературы:

Источник: https://sibac.info/node/29855?set_science=1

Житие и хождение игумена Даниила из Русской земли

XII в.

Краткое содержание жития

Время чтения: 10–15 мин.

Игумен Даниил из Русской земли захотел увидеть город Иерусалим и всю Святую землю. Дошёл он до Иерусалима, обошёл землю Галилейскую и решил описать всё, что видел. Он надеялся, что многие, прочитав об этом, потянутся «душею и мыслию» ко святым местам.

Придя в Иерусалим, Даниил шестнадцать месяцев прожил в монастыре святого Саввы. Все свои деньги он отдавал провожатым, которые показывали ему святые места. К счастью, Даниил встретил в лавре некоего старца, который согласился водить его по всей Святой земле.

Игумен ехал в Иерусалим через Царьград. Оттуда его путь лежал в Эфес, где находится гроб Иоанна Богослова, а также мощи семи отроков эфесских и многих других святых.

В стороне, далеко в море — остров Патм, где Иоанн Богослов написал Евангелие. Дорога шла через остров Род, где добывается чёрное благовоние под названием гомфит.

Побывал игумен и на большом острове Крит, где царица Елена поставила кипарисный крест. На этом острове собирают ладан.

Последние вёрсты по дороге к Иерусалиму особенно трудно преодолеть: здесь велика опасность нападения сарацинов. А когда наконец открывается вид на Иерусалим, все христиане льют слёзы радости.

В Иерусалимской церкви Воскресения находится Гроб Господень. Это маленькая пещерка, где лежало тело Иисуса Христа Недалеко оттуда и темница, куда посадили Христа перед казнью, и Голгофа, где его распяли.

В Иерусалиме много мест, которые напоминают о Ветхом Завете: жертвенник Авраама, столп, где пророк Давид написал Псалтирь, дом Урии. Есть там и двор Иуды, который всё стоит пустым, ибо никто не решается там поселиться.

Неподалеку — Овчая купель, где Христос исцелил расслабленного.

В Иерусалиме стоит и церковь Святая Святых. На этом месте Иаков боролся с ангелом и видел во сне лестницу, ведущую на небо. И пророк Давид здесь видел ангела. Старая церковь Святая Святых разрушена, а эта построена начальником сарацинским по имени Амор. Там же, рядом, дом Соломона.

Село Вифания находится за две версты от Иерусалима. В нем Христос воскресил Лазаря. Село Гефсимания тоже близко от Иерусалима. В нём находится гроб Богородицы. Это небольшая пещерка. Над ней была построена церковь, но её разорили мусульмане.

Неподалеку оттуда — пещера, где был предан Христос, и сад, где он молился перед казнью. По дороге оттуда к Елеонской горе находится пещера, где Христос научил апостолов молитве «Отче наш».

С Елеонской горы Христос вознёсся; теперь на этой горе есть как бы каменный круглый двор, посредине — «теремок» без верха, а в нём — тот самый камень, с которого вознёсся Христос.

Сам же Иерусалим — город большой и крепкий. Вокруг него — горы и ущелья. Место это безводное, так что все люди и животные пьют дождевую воду. Хлеба хорошие родятся там без дождя и много полезных деревьев растёт.

Путь от Иерусалима к Иордану «тяжек велми и страшен и безводен». Тут высокие горы и много разбойников. А неподалеку — Содомское море.

На Иордане, на том самом месте, где Иоанн Креститель крестил Христа, построен небольшой алтарь и свод. Вода Иордана мутная и вкусная для питья. Рядом-то место, где Илья-пророк вознёсся в небо на колеснице огненной. Сохранилась пещера Иоанна Крестителя, а также пещера пророка Илии.

Игумену Даниилу удалось трижды побывать на Иордане, в том числе в день великого водоосвящения. В этот день множество народу приходит на Иордан. Все поют молитвы, а в полночь купаются в реке.

Оттуда несколько верст до города Иерихона и горы Гаваонской, которые связаны с именем Иисуса Навина. В той же горе есть пещера, где Христос сорок дней постился.

От Иерусалима до Феодосиева монастыря шесть вёрст, а оттуда шесть вёрст до монастыря святого Саввы. Лавра эта удивительно устроена. Раньше там протекал глубокий поток с высокими и скалистыми берегами.

Поток обезводел, а на обрывах лепятся монашеские кельи. В лавре много мощей великих святых.

Рядом с лаврой — высокие скалы, где водятся дикие звери, и Содомское море, в котором нет ничего живого, ибо под ним — место мучений.

Вне городской стены — гора Сионская, где был дом Иоанна Богослова, в котором Христос вечерял с учениками. На этом месте построена церковь. В этой же церкви — комната, где преставилась Богородица. Неподалеку дом Каиафин, где Петр отрекся от Христа. Под горой — село Скудельничье, которое купили на полученные за Христа тридцать сребреников.

Читайте также:  Храм архангела михаила в тропареве, расписание богослужений, история возведения

В шести верстах от Иерусалима — Вифлеем. Там, в пещере, Богородица родила Христа. Над этой пещерой выстроена большая Церковь. Там находятся ясли, в которые положили младенца Христа. Рядом — место, где ангелы благовестили пастухам о Рождестве.

К югу от Вифлеема находятся Хеврон и Мамврийский дуб. Места эти опасны для проезжающих, но у игумена Даниила были хорошие попутчики, и все вместе прошли страшные места благополучно.

Мамврийский дуб красив и раскидист. Под этим дубом обедала Святая Троица, придя к патриарху Аврааму. А Хеврон — это Земля Обетованная. Она очень плодородна. Здесь находится Сугубая пещера. В ней лежат тела ветхозаветных праведников.

Сохранился каменный столп, в который превратилась жена Лота. Столп этот стоит на взгории. А до места, где был Содом, игумен Даниил так и не дошёл. Это место опасно, и оттуда исходит смрад, от которого можно даже заболеть. Вместе со своими попутчиками Даниил вернулся в Иерусалим.

Возле Иерусалима известно место, где Давид убил Голиафа. А к западу от Иерусалима находится дом Захарии, отца Иоанна Крестителя. Полверсты оттуда до той горы, где пряталась Елисавета с младенцем Иоанном, спасаясь от воинов Ирода. Ещё западнее — село Ельмаус, по пути в которое воскресший Христос явился ученикам.

Побывал игумен Даниил и в Капернауме, и на горе Кармильской, где жил Илья-пророк. Оттуда он направился в город Акру, оттуда в Антиохию Великую. Мимо многих городов проплыл он на корабле. Возле города Патары на его корабль напали корсары, захватили всех и ограбили. А дальнейший путь до Царьграда прошёл без происшествий.

Есть дорога от Иерусалима в Галилею, к городу Тивериаде. Путь этот очень тяжёл и страшен, но игумен Даниил преодолел его вместе с войском иерусалимского князя Балдвина, короля крестоносцев, который ехал на войну. Игумен попросил, чтобы Балдвин взял его с собой, и тот охотно согласился. Некогда в этих местах был убит Саул и братья бросили Иосифа в ров.

Воины Балдвина, а с ними и Даниил остановились на ночлег у колодца Иакова. А потом пошли мимо города Васана к верховьям Иордана. В тех местах водится много львов и часты нападения сарацин. Там есть водоём, где купался Христос с учениками. Искупался там и Даниил и его попутчики.

У моста в верховьях Иордана князь Балдвин с воинами остановился пообедать. Потом он пошёл в Дамаск на войну, а Даниил с другими паломниками ходил по святым местам, пока через десять дней Балдвин не вернулся с войны. Паломники купались в Тивериадском море. В этом море водится вкусная рыба, которую любил есть ещё Христос.

В городе Тивериаде Христос совершил множество чудес. На склоне горы известно место, где Христос накормил пять тысяч людей пятью хлебами. Фаворская гора и Назарет находятся западнее Тивериадского моря.

Гора Фавор очень красива На самом верху её — место, где преобразился Христос. Оно обнесено каменной оградой. На этой горе теперь латинский монастырь. Рядом — пещера, где жил святой Мелхиседек.

Погостив в Преображенском монастыре, Даниил с прочими паломниками пошёл на запад, к Назарету. Спутников было мало, и все они были безоружны. Но путь они прошли благополучно, хотя и было страшно.

Назарет, где было Благовещение, где много лет прожил Иисус Христос, — маленький городок в горах. Там сохранился гроб Иосифа, обручника Марии. Латиняне устроили церковь над тем местом, где произошло Благовещение.

Из Назарета игумен Даниил со спутниками пошёл в Кану Галилейскую, где Христос превратил воду в вино. Там паломники встретили большой отряд и пошли вместе с ним в Акру. Оттуда же пустились в обратный путь к Иерусалиму.

И во время всех этих путешествий с ними не случилось ничего плохого.

Игумену Даниилу довелось увидеть, как ко Гробу Господню сходит свет небесный. В Великую Пятницу вливают чистого масла во все лампады, которые находятся в Гробе Господнем. Лампады оставляют незажжёнными.

Гроб же Господень закрывают и гасят лампады и свечи во всех храмах. В пятницу же игумен Даниил пошёл к князю Балдзину и попросил разрешения поставить лампаду на святом Гробе от всей русской земли. Князь разрешил. Это было для Даниила великой радостью.

Он поставил лампаду и поклонился святому Гробу.

https://www.youtube.com/watch?v=slF7twcIuUo

В Великую Субботу перед церковью всегда собирается множество людей. Внутри церкви находятся одни священники. Когда приходит князь с дружиной, открывают церковные двери, и в большой тесноте, давке люди наполняют церковь. Все не могут войти: многие остаются снаружи. Все молятся, взывают: «Господи, помилуй!» И сам князь Балдвин стоит «со страхом и смирением великим».

Когда князь с дружиной пошёл ко Гробу Господню, он позвал с собой игумена монастыря святого Саввы и братию его. Вместе с ними пошёл и игумен Даниил.

Князь повелел идти игуменам и монахам впереди, а дружине — сзади. Когда подошли к церкви, дружина князя силой проложила путь ко Гробу.

Православные священники стали над Гробом, латиняне — в великом алтаре. В восьмом часу и те и другие начали свою службу.

А в девятом часу на небе появилась туча и небольшой дождь прошёл над святым Гробом. Тогда в пещере воссиял свет. Епископ вошёл туда и зажёг свечу от небесного света и подал князю. От этой свечи все люди в церкви зажгли свои свечи и ликовали, восклицая «Господи, помилуй!». Кроме Даниила, это чудо видели другие новгородцы и киевляне, которые были в Иерусалиме в Пасхальную ночь.

С горящими свечами все пошли домой и зажгли от них лампады в своих церквах.

На следующий день игумен Даниил с игуменом и братиею монастыря святого Саввы опять пошли ко Гробу Господню. Войдя в пещеру, они увидели горящие лампады. Эконом и ключник рассказали, что зажглись только те лампады, которые были поставлены православными.

Через три дня игумен Даниил пошёл взять свою лампаду от Гроба Господня. Ключник дал ему кусочек камня из пещеры.

У Гроба игумен Даниил молился прежде всего о князьях русских, а только потом о себе. Пересказала О. В. Буткова

Источник: https://stydopedia.ru/3x5ac6.html

Хождение игумена Даниила (стр. 1 из 3)

Кириллин В. М.

Еще в языческой Руси возникли устно-поэтические предания о путешествиях к священным местам (капищам).

Такие предания составляли значительный культурный пласт, отразившийся, в частности, в восходящих к домонгольскому времени былинах об Илье Муромце, Добрыне Никитиче, Идолище Поганом, Василии Буслаеве и многих др.

; рудименты этой – дохристианской – культуры прослеживаются и в ряде духовных стихов (“Голубиная книга”).

После крещения Руси старые традиции были переориентированы и сопряжены с новым обычаем поклонения библейским и христианским святыням. Соответственно, уже самые ранние оригинальные древнерусские литературные произведения содержат отзвуки этого обычая.

Так, согласно “Повести временных лет” преподобный Антоний, будущий печерский подвижник, бывал в Царьграде еще в начале XI века и дважды посещал Афон. “Житие Феодосия Печерского” также сообщает о паломниках, в частности о поездке в Иерусалим игумена Киевского Димитриевского монастыря Варлаама.

Интерес к древним святыням был вызван различными переводными книжно-письменными источниками – прежде всего, Библией, богослужебными и агиографическими текстами. Немалую роль в этом отношении играли апокрифы (“Хождение Агапия в Рай”, “Беседа трех святителей” и др.

) и историко-естественнонаучные сочинения (“Хроника Георгия Амартола”, “Христианская топография” Козьмы Индикоплова” и др.). Содержавшиеся в них те или иные топографические реалии библейско-христианского мира воспринимались как знаки, или символы, христианского вероучения.

Очевидно, уже к концу XI века посещение святых мест стало обычным явлением в жизни русского общества.

Разумеется, люди отправлялись в путешествие не только из стремления воочию увидеть все то, что было связано с жизнью библейских персонажей и историей христианства, но и по упованию на сугубо спасительную силу молитвы, совершенную в селении Благодати.

Участников путешествий в Святую Землю на Руси называли по-разному: либо “паломниками” (на основании обычая приносить домой пальмовую ветвь), либо “каликами” (от латин. “caliga” – башмак), либо “сторониками”. В Западной Европе для их обозначения использовался термин “пилигрим” (искаженное от латин.

“peregrinus” путешествующий). Поодиночке в Святую Землю не ходили. Обычно собирались в группы – согласно духовным стихам, дружины или ватаги во главе с атаманом. Очень быстро стремление поклониться великим христианским святыням обрело на Руси настолько широкие масштабы, что уже в XII веке вызвало обеспокоенность Церкви.

Надо сказать, еще в лоне древней вселенской Церкви некоторые авторитетные отцы (например, Григорий Нисский, Августин Блаженный, Иероним Блаженный), квалифицируя паломничество как акт священнодействия особо посвященных, осуждали обычай без специальной подготовки – по-язычески – “искать Бога ногами”. Древнерусская Церковь в этом отношении не была исключением. Хотя согласно церковному Уставу святого князя Владимира паломники как “митрополичьи люди” находились под церковным покровительством, то есть как бы приравнивались к духовенству, однако вместе с тем само духовенство стремилось к ограничению числа паломников, – прежде всего, из среды мирян и даже монахов. Поводом для такого ограничения служил очевидный факт, что традиция ходить по святым местам способствовала развитию праздности, воровства и тунеядства.

Кроме того, именно от “каликов перехожих” исходили и распространялись различные легендарно-апокрифические поверья, и именно они были разносчиками разного толка ересей. Показательно в этом отношении свидетельство древнерусского канонического сочинения XII века “Вопрошание Кирика, иже вопроси епископа Нифонта и инех”.

Беспокоясь о правильности своего решения, Кирик спрашивает Нифонта: “А иже се рех: Идуть в сторону, в Ерусалим, к святымь и другым, – аз бороню, не велю ити, сде велю ему добру быти. Ныне другое уставих (т. е. повторил свой запрет).

Есть ли ми, владыко, в том грех?” И Нифонт соглашается: “Велми, рече, добро твориши! Да того деля идеть, абы, порозну ходяче, ясти и пити, а то ино зло. Борони, рече”. Показательно также определение Константинопольского собора 1301 г. по поводу вопросов сарайского епископа Феогноста.

В частности, он спрашивал, дозволительно ли христианам путешествовать в Иерусалим и справедливо ли он поступал, когда воспрещал своим чадам делать это, повелев им совершать добро и жить богобоязненно дома. И собор одобрил действия Феогноста, указав, что “многие путешественники нередко распространяют неверные слухи о чужих краях”.

Таким образом, Церковь, стремясь ограничить путешествия в Святую Землю, заботилась в первую очередь о духовно-религиозной, морально-нравственной чистоте верующих.

Отсюда, однако, не следует, что паломничество было абсолютно регулируемым процессом. Несмотря на ограничительное отношение Церкви, оно, конечно же, сохранялась, видимо, отражая реальные духовные запросы и устремления народа.

Не случайно и повествования на паломническую тему – так называемые “хожения” – были на Руси излюбленной жанровой формой. Действительно, в продолжение XII-XVII веков в круг древнерусского чтения попало более 70 различных “хожений”, и некоторые из них были весьма распространенными, судя по количеству списков.

Итак, жанр “хожений” в Святую Землю, как видно, формировался под влиянием книжно-литературного и внекнижного факторов.

Если говорить о литературных образцах, то, разумеется, древнерусские авторы рассказов о собственных путешествиях ориентировались на восточно-христианскую литературную традицию, хотя литература путешествий по святым местам более развита была именно на Западе. Ближайшими византийскими тематическими аналогами древнерусских “хожений” являются так называемые проскинитарии (греч.

– поклонение). Например, “Повесть Епифания об Иерусалиме” (конец VIII – IX в.) или “Краткое повествование о святых местах Иерусалимских” (середина XIII в.) и др.

Формально-содержательно проскинитарии представляют собой своеобразные атласы-путеводители по Святой Земле, или каталоги библейско-христианских достопримечательностей, в которых упоминание последних сопровождается соответствующими библейско-историческими выписками и статистическими указаниями относительно размеров, количества, расстояния.

Такие перечни составлялись на протяжении столетий и, соответственно, были лишены индивидуального авторского и национально окрашенного начала. Западными тематическими аналогами древнерусских “хожений” являются так называемые итинерарии (от лaт. iter, itineris – путь, движение, путешествие): “О святых местах” Сильвии Аквитанской (IV в.), “Перегринация” Этерии (ок. 380 г.) и др.

Они имеют повествовательно-описательный характер и представляют собой авторский рассказ об истории конкретного путешествия. Вероятно, древнерусские “хожения” в плане формы и содержания возникли как результат литературного симбиоза указанных жанровых разновидностей.

Наиболее ранним, значительным и популярным памятником древнерусской литературы “хожений” является “Житье и хожденье Данила, Русьскыя земли игумена”.

Составлено произведение в начале XII века, сохранилось в количестве почти 150 списков, древнейшие из которых относятся к XV веку. Об авторе известно только то, что он сам сообщил о себе в своем сочинении.

Читайте также:  Молитва по соглашению, как правильно молиться

Видимо, Даниил происходил родом из Южной Руси, был пострижеником Киево-Печерского монастыря и затем нес послушание в каком-то из черниговских монастырей; в Палестине же Даниил пребывал около 16 месяцев, в промежутке между 1106 и 1108 гг.

, ибо именно в это время во главе Иерусалимского государства находился не раз упоминаемый им король-крестоносец Балдуин I. Свое путешествие Даниил осуществил в сопровождении соотечественников, некоторых из которых он даже называет.

Свое “Хождение” Даниил написал, по-видимому, сразу по возвращении на родину. Во всяком случае, – не позднее 1113 г., поскольку он упоминает как живого великого киевского князя Святополка II Изяславича, который умер как раз в 1113 г.

Даниил повествует от первого лица, детально описывая виденные им библейско-христианские святыни и попутно пересказывая связанные с этими святынями предания, главным образом, легендарно-апокрифического толка – устного или книжного происхождения.

Именно наличие в “Хождении” основанного на предании материала, а также присущая ему лирическая интонация определяют его литературное значение.

“Хождение” пользовалось на Руси огромной популярностью и, соответственно, предопределило собой характерные особенности последующих древнерусских сочинений на тему жанра благочестивых путешествий. Большое распространение “Хождения” объясняется также и тем, что оно написано языком, близким к живому разговорному русскому языку, то есть было доступно самым широким читательским кругам.

Повествование Даниила обрамлено вступлением и заключением. Основная часть разбита на главки, каждая из которых посвящена определенному предмету: “О Ерусалиме, о Лавре”, “О пути в Иерусалим”, “О церкви Воскресения Господня”, “О гробе Лотове, иже в Сигоре” и т. п.

Во вступлении Даниил сообщает, что свое путешествие он, “недостойный игумен”, “хужши во всех мнисех, съмереный грехи многими”, предпринял, желая увидеть “святый град Иерусалим и землю обетованную”.

Он просит читателей не зазрить его “худоумью” и “грубости”; сетует на то, что совершил свое путешествие как человек грешный: “аз же неподобно ходих путем сим святым, во всякой лености, и слабости, и в пьяньстве, и вся неподобная дела творя”.

Однако Даниил решился описать все, что видел “очима своима”, убоявшись примера того раба, который скрыл данный ему господином его талант и не сотворил “прикуп”.

И еще два побуждения заставили Даниила предпринять свой литературный труд: личное, – любовь к святым местам и боязнь забыть явленное ему Господом, и общественное, – желание дать людям точное описание святых мест, дабы они, даже не совершая собственного путешествия, могли под его руководством мысленно посетить их и получить от Бога такую же “мзду”, как и те, кому реально удалось побывать там. При этом замечательно рассуждение Даниила о том, что можно спасти свою душу даже и не совершив путешествия в Святую землю, а лишь творя добрые дела дома; и наоборот, те, кто совершили такое путешествие и по этому поводу вознеслись “умом своим”, вообразив, будто сделали нечто доброе, лишь уничтожают “мьзду труда своего”.

Источник: http://MirZnanii.com/a/352504/khozhdenie-igumena-daniila

Хождение игумена Даниила» – первое русское паломническое хожение. Понятие «Пути» в христианской литературе. Даниил как автор и герой произведения

Выпукло предстает образ автора в древнерусских Хождениях («Хождение в Царьград», «Хождение Игумена Даниила» (XII в.), «Хождение за три моря», «Хождение во Флоренцию» (XV в.) и др.: автор делится собственными впечатлениями, интересами, пространно рассказывая о путешествии.

Как правило, повествование ведется от первого лица, соответственно, грамматика текста подчинена авторской субъективации . Удивительно, но яркой авторской индивидуальностью отмечены даже те тексты, которые оцениваются по законам нормативной поэтики как образцы. Образцы не авторского текста, а того или иного жанра или стиля, т. е.

как вершина традиции, а не авторского новаторства.

Уже в XI столетии начинаются путешествия русских людей на христианский Восток, к «святым местам».

Эти путешествия-паломничества (путешественник, побывавший в Палестине, приносил с собой пальмовую ветвь; паломников называли также каликами — от греческого названия обуви — калига, надеваемой путником) содействовали расширению и укреплению международных связей Киевской Руси, способствовали выработке национального самосознания.

Однако светская власть постаралась наложить на паломничество свое вето, когда оно стало приобретать массовый характер, нанося тем самым серьезный ущерб княжеской экономике. Постепенно запрет распространился с мирян на монахов, которым предписывалось «не ногами искать спасения и бога», а неукоснительным исполнением своих обязанностей и обетов у себя дома.

Запросы людей, лишенных возможности побывать в Палестине, удовлетворяют описания путешествий-хождений. Так, в начале ХII в. возникает «Хождение игумена Даниила в Святую землю». Игумен Даниил совершил паломничество в Палестину в 1106— 1108 гг.

Далекое путешествие Даниил предпринял, «понужен мыслию своею и нетерпением», желая видать «святый град Иерусалим и землю обетованную», и «любве ради святых мест сих исписах все, еже видех очима своима».

Его произведение написано «верных ради человек», с тем, чтобы они, услышав о «местах сих святых», устремлялись к этим местам мыслью и душою и тем самым приняли «от бога равную мзду» с теми, которые «доходили сих святых мест».

Таким образом, Даниил придавал своему «Хождению» не только познавательное, но и нравственное, воспитательное значение: его читатели-слушатели должны мысленно проделать то же путешествие и получить ту же пользу для души, что и сам путешественник.

«Хождение» Даниила представляет большой интерес подробным описанием «святых мест» и личностью самого автора, хотя оно и начинается этикетным самоуничижением. Рассказывая о нелегком путешествии, Даниил отмечает, как трудно «испытать и видети всех святых мест» без хорошего «вожа» и без знания языка.

Сначала Даниил вынужден был давать от своего «худаго добыточка» людям, знающим те места, с тем, чтобы они ему их показали. Однако вскоре ему повезло: он нашел в монастыре св. Саввы, где остановился, старого мужа, «книжна велми», который и ознакомил русского игумена со всеми достопримечательностями Иерусалима и его окрестностей.

Даниил обнаруживает большую любознательность: его интересует природа, планировка города и характер зданий Иерусалима, оросительная система у Иерихона. Ряд интересных сведений сообщает Даниил о реке Иордане, имеющей с одной стороны берега пологие, а с другой — крутые и во всем напоминающей русскую реку Сновь.

Русский паломник сам «измерих и искусих» эту знаменитую реку, «перебредя» ее с одного берега на другой.

Желая русским читателям ярче представить Иордан, Даниил неоднократно подчеркивает: «Всем же есть подобен Иордан к реце Сновьстей и в шире, и в глубле, и лукаво течет и быстро велми, яко же Снов река», Описывая невысокие деревья, растущие на берегах Иордана, Даниил говорит, что они напоминают нашу вербу, а кустарник – лозу.

Он описывает плодородие иерусалимских земель, где «жито добро рождается», поскольку «земля добра и многоплодна, и поле красно и ровно, и около его финици мнози стоят высоци и всякая древеса многоплодовита суть». Остров Самос богат рыбой, а Икос – скотом и людьми, отмечает Даниил. Стремится Д.

передать своим читателям и те чувства, которые испытывает всякий христианин, подходя к Иерусалиму; это чувства «великой радости» и «слез пролития». Подробно описывает игумен путь к городским воротам мимо столпа Давидова, архитектуру и размеры храмов. Так, например, церковь Воскресения, пишет Даниил, «образом кругла, всямокачна (т. е.

со всех сторон покатая) и в дле и преки (поперек) имать же сажень 30». А церковь Святая святых от Воскресения подальше, «яко дважды дострелити можеть». Эта церковь «дивно и хитро создана», украшена изнутри мозаикой и «красота ея несказанна есть; кругла образом создана; извну написано хитро и несказанна; стены ей избьены дъсками мраморными другаго мрамора…».

Там же, отмечает игумен, был дом Соломонов, «силно было здание его и велико велми и зело красно. Мощен был есть мраморными дъсками и есть на комарах утвержен, и воды исполнен весь дом-от был».В двух верстах от Иерусалима находится небольшой городок Вифания. Расположен он за горою на ровном месте, а в городке том, справа от ворот, находится пещера, где погребен был Лазарь. Как отмечают исследователи, описания Даниила позволяют установить довольно точную топографию Иерусалима начала XII столетия. Большое место в «Хождении» занимают легенды, которые Даниил либо слышал во время своего путешествия, либо вычитал в письменных источниках. Он легко совмещает в своем сознании каноническое писание и апокрифы. Так, Даниил с полной убежденностью пишет о том, что вне стены церкви Воскресения за алтарем есть «пуп земли», а в 12 саженях от него находилось распятие, где стоит превышающий высоту копья камень с отверстием глубиной в локоть; в это отверстие и был вставлен крест, на котором распяли Христа. Под этим же камнем лежит голова Адама, и, когда Христа распяли, камень треснул и кровь Христа омыла голову Адама, т. е. все грехи человеческого рода. Достоверность данного «факта» Даниил торопится подкрепить чисто летописным приемом: «И есть разселина та на камени том и до днешняго дни». Хотя внимание Даниила и поглощено вопросами религиозными, это не мешает ему сознавать себя полномочным представителем Русской земли в Палестине» Он с гордостью сообщает, что его, русского игумена, с честью принял король Балдуин. Он молился у гроба господня за всю Русскую землю. И когда лампада, поставленная Даниилом от имени всей Русской земли, зажглась, а «фляжская» (римская) не зажглась, то он видел в этом проявление особой божьей милости и благоволения к Русской земле.

Для стиля произведения характерен лаконизм и скупость языковых средств. Даниил избегает абстрактных слов, предпочитая простую лексику конкретно-бытового характера. Эпитеты обычно носят описательный или оценочный характер.

Простой язык объясняется тем, что игумен с самого начала дал себе установку писать просто и понятно для обычных людей.

В его произведении, первом в своём жанре, формировались основные каноны написания хождений, которые впоследствии стали отличительными признаками для этого жанра.

Патриотич. Пафос. Даниил – «представитель» Руси в Палестине.

С XI в. В ДРЛ жанр хожения (путешествия к св.местам с целью поклонения) + знакомство с чужой культурой и бытом. (70 хожений=50 летописн+20 перевод)

Сведений о личности Даниила мало – споры о том, кто, когда, зачем.

1) Карамзин: Даниил = епископ г. Юрьева.

2) Даниил = постриж. Киево-печерской лавры.

В любом случае, священник.

Время посещения Палестины:

1) 1113-15

2) 1106-08

3) 1104-06

В любом случае, полтора года.

Повод: желание увидеть землю обетованн., рассказать на родине.

Описание начинается с Царьграда => по морю до г.Яфа => пешком с пилигримами до Иерусалима, в монастырь Св.Саввы.

Несмотря на трудности, побывал на Иордане, Мертвом море, Вефлиеме, Галилее, горе Фавор, Назарете, потом и в Иерусалиме, в церкви Воскр. Господня.

Подробно описывает маршрут, конкретно и образно – природу. Топографич.эл-ты.

Слияние легендарного с реальным (характерно для хожений).

Поражает практицизм автора – рассказ, чем богата та или иная земля. Не забывает о своих людях, молится за русских и свою паству, радуется, что его свеча самовоспламеняется в отличие от римской (чудо на Пасху).

Самая большая и важная (имеет сюжет!) глава – о чудесном свете к гробу Господню. Опровергает скептиков, рассказ о нескольких днях ожидания лампады.

Цели хожения (значение):

1) Познават-поучит. (просветит)

2) Нравственно-воспитат. Для русского народа, укрепление христианства на Руси.

3) Образец худ.очерка очевидца. Традиции этого произвед. окажут влияние на весь жанр.

Стиль:

– лаконичность,

– четкость,

– скупость яз.средств.

Первый образец жанра хожения-«Паломническое хождение игумена Даниила в Палестину». Произведение начинается довольно обширным вступлением. Даниил использует самоуничижение, говорит о цели написания: чтобы люди, которые не могли путешествовать, получили духовное наслаждение. Но 2-ая сторона его цели-труд, сотворение «прикупа» таланту, данному ему.

По композиции это цепь путевых очерков, соединённых по топографическому принципу. Для «Хождения» характерно слияние легендарного, источником которого могли быть Библия, апокрифы, народные предания, с реальным, топографически достоверным.

Особенности «Хождения игумена Даниила»: описания святых мест; множество реальных пейзажных зарисовок, он стремится к предельной конкретности изображаемого; пересказ или упоминание житийных, библейских или апокрифических легенд; повествование о самом путешествии и рассуждения о повествователе.

Также поразительна разносторонность интересов игумена: помимо святых мест его интересуют практические вопросы-оросительная система Иерихона, добыча фимиама на острове Кипр, особая планировка Иерусалима, построенного в форме 4-х конечного креста. Для стиля произведения характерен лаконизм и скупость языковых средств.

Даниил избегает абстрактных слов, предпочитая простую лексику конкретно-бытового характера. Эпитеты обычно носят описательный или оценочный характер. Простой язык объясняется тем, что игумен с самого начала дал себе установку писать просто и понятно для обычных людей.

Хождение игумена Даниила» ценно как обстоятельный путеводитель для русских паломников и источник археологических сведений об Иерусалиме. В его произведении, первом в своём жанре, формировались основные каноны написания хождений, которые впоследствии стали отличительными признаками для этого жанра.

Источник: https://studopedya.ru/2-49609.html

Ссылка на основную публикацию